Главное меню

Регистрация даст полный доступ к материалам сайта и возможность оставлять комментарии!

Анонс

Коммюнике 5 декабря 2015 г.


Благодарность, здоровая критика и конструктивное обсуждение материалов сайта способствуют его улучшению
и вдохновляет авторов на публикацию новых статей!

Пожертвовать на нужды «ЭНЦИКЛОПЕДИИ КОЗЕЛЬСКА»

Яндекс.Деньги 41001812434462

WebMoney R526676624487
или Z299278482546
или E342716984942

почта "ЭК":
kozelskcyclopedia
@yandex.ru

QR-Код сайта "ЭК"

QR-Code dieser Seite

Голосование

Каков, на ваш взгляд, БРЕНД города Козельска? Какая ассоциация для вас наиболее точно символизирует город Козельск, делает его отличным от других городов подобного уровня? Что делает сразу же узнаваемым город Козельск?

Поиск по сайту

ПРАЗДНИКИ СЕГОДНЯ

Revolver Map

Anti Right Click (Hide this by setting Show Title to No in the Module Manager)

Откуда у русских рек арийские названия E-mail
(8 голоса, среднее 4.75 из 5)
РАЗДЕЛ >>ЧЕРЕЗ ВЕКА - Этнография
06.10.2012 20:05

Мы уже рассказывали вам о том, что в Козельской исторической округе нам известно большое количество рек и ручьёв. Мы попытались объяснить причину наречения большинства из них (здесь).

Мысль о том, что бы еще раз обратиться к причинам возникновения названий наших рек и речушек, подсказал козельский краевед Александр Иванович БАРАНОВ: «В Калужской области есть реки: Кванка, Гвидка, Птара, Высса, Лукосна, да и сама Угра. Они таят в своих названиях, как мне кажется, санскрит. Вот бы проверить…».

Как принято говорить в подобных случаях, - письмо позвало в дорогу. Путь оказался непростым, отчет о путешествии в тайны топонимики, а так называется наука о географических названиях вообще, и гидронимики – о речных названиях, перед вами, уважаемый читатель.


 

Другусна в черте города, одна из четырёх рек, на которых раскинулся Козельск,

фото автора статьи, 2012 г.

С.А. Рябов

ОТКУДА У РУССКИХ РЕК АРИЙСКИЕ НАЗВАНИЯ

 

Несколько лет тому назад мы составили список рек в пределах исторического Козельского района и сделали попытку объяснить происхождение их названий[1]. Изучение всего множества речных названий, а на исследованной территории известно около 160 рек и ручьев, позволяет утверждать, что все они пошли из самых разных языков.

Подавляющее большинство, а таковых свыше 130, это славянские - русские, украинские и белорусские имена. Нет смысла останавливаться на этимологии[2] названий родных речушек с нехитрыми именами Казанка, Коноплянка, да Крапивенка. Какая уж в них тайна?

 

 

Река Жиздра, вид с железнодорожного моста, С. Рябов, 2012 г.

 

Мы отыскали названия, происходящие из тюркских языков, например, реки Вытебеть и Черебеть. Тюркский элемент –беть в их именах переводится как «склон холма, утеса» и свидетельствует о том, что эти текут среди высоких мест или огибают их. Какие-то неясные мотивы из тюркских языков звучат и в других названиях рек.

Наибольший же интерес для нас представили реки с названиями, не имеющими явных славянских элементов или с именами, смысл которых нам вовсе непонятен. Таковых оказалось более двух десятков. Это реки Агнишна, Ароса, Астроганка, Вейна, Велья, Другусна, Жиздра, Клютома, Которинка, Лова, Ловатянка, Лукосна, Лютня, Палакла, Перестряжка, Роса, Сваригоша, Сехнаковка, Таросья, Тросна и др.

В настоящее время учеными изучены и переведены словарные элементы, присущие балтийским и финно-угорским названиям. Результаты анализа словарного состава приведенных названий, с учетом мнения ученых, дают нам основания отнести большинство из них к балтийским и финно-угорским языкам.

Вы спросите, а где же арийские или санскритские названия? Все дело в том, что они «прячутся» среди балтийских и финно-угорских. Это следствие того, что именно эти языки более других несут в себе крепкую память о былом. В этой памяти запечатлены воспоминания и о санскрите.

Но давайте все по порядку.

Санскрит – это один из древних индийских языков, который употребляется и по сегодняшний день. Этот язык распространен в северной и центральной Индии, Пакистане и в ряде других стран мира.

Замечено, что в русском языке и санскрите есть немало общего. Так, например, мы пользуемся почти одними и теми же терминами родства (мать, свекор, дядя и др.), местоимениями (тот, как, свой, вас и др.), числительными (один, трое, первый и т.д.). У нас схож процесс образования слов, при котором особенно важную роль играют приставки и суффиксы. Но что особенно поражает, так это сходство названий географических объектов и, в первую очередь, названий рек - наиболее древних из них.

Вы спросите, так ли важно знать, кто дал имя той или иной реке? В принципе не важно, но это только до какого-то определенного предела.

Ответ на этот вопрос приобретает особое значение, когда пытаются через названия рек доказать, что на территории, по которой они текут, когда-то жили те, кто присвоил рекам свои имена.

Судите сами, в последнее время нет, пожалуй, ни одного такого места на просторах России, где бы краеведы не отыскали среди географических названий «следы санскрита».

Через санскрит уже объясняют даже названия рек Москва и Ока. Название Москвы-реки, как некой Масикавы, «монтируется» из трех слов: маси- - «черная краска»; -ка – «вода»; -ва – подобно[3]. Получается «вода, подобная черной краске», или «черная вода». Название реки Ока переводится с санскрита как «поток» или «прилив».

Наиболее смелые исследователи даже утверждают, что народы, языком которых был санскрит, некогда обитали на берегах наших родных рек и озер. Затем, якобы, все эти племена ушли далеко в Индию, оставив нас наедине со жгучим вопросом относительно смысла наречения ими водных объектов на просторах Русской Земли.

Из-за того, что тот или иной регион, а подчас даже район или область России, запросто провозглашаются родиной ариев - носителей санскрита, у специалистов уже даже ходит шутка: «Откуда ученый, оттуда и арии».

Впрочем, повышенное внимание к речным названиям непонятного толка далеко не беспочвенно. В бассейне Оки действительно существуют реки, названия которых таят в себе корни, сближающие их с языком, на котором говорят те, кто населяет сегодня Индию.

За примерами далеко ходить не надо.

Все реки, в названиях которых обнаруживаются русско-санскритские параллели, могут быть подразделены на группы.

Есть названия, которые восходят к именам богов славянского язычества и богов, упоминаемых в древнеиндийских религиозных гимнах - Ведах.

По территории Калужской области текут реки Рудня и Рудянка. В названиях этих рек угадываются имена богов Рода (у славян) и Рудра (в Ведах). Оба этих божества являются носителями мужского начала, дающего семя земле и всему, что на ней живет, продлевают кровное родство поколений. Совсем не случайно, что понятия «род-ня», «на-род» у русских так созвучны санскритскому «родас» - земля.

Санскритское начало есть и в названии реки Угра: угра - «сильный, могучий, огромный». В индийской мифологии Угра это и одно из имен названного выше бога бурь Рудры.

В Поочье текут реки, названия которых созвучны именам рек, протекающих по землям, описанным в древнеиндийских Ведах.

Автор ряда научных трудов по культуре и древним формам религии индийцев и славян Наталья Гусева утверждает, что с названиями рек Акша, Арчик, Ваман, Ванша, Хубджа и Ушанас, которые отыскиваются в древнеиндийском эпосе, вполне соотносятся имена рек в бассейне Оки: Акша, Арчиков, Вамна, Ванша, Кубджа и Ушанес. Согласитесь, интригующее совпадение.

Есть реки, названия которых связаны со свойствами, присущими воде, вообще или со словами «река, поток», как они звучат на санскрите.

Так, например, название реки Птара происходит от санскритского слова тара – «переправа». При непосредственном участии этого слова у индийцев образуются такие понятия как таранга – «волна», тараннгини – «река», тарани – «текущий» или «быстpый».

Название реки Упа с санскрита переводится как «около», т.е. река, бегущая где-то рядом или поблизости.

Для того, чтобы ответить на вопрос, откуда все же проистекает «санскритский след» у названий русских рек, обратимся к истории возникновения санскрита и характеру его взаимоотношения с другими языками.


 

Мосток через речку Другусну, С. Рябов, лето 2012 г.

 

Одним из наидревнейших языков, который сохранился в достаточно широком объеме, является древнеиндийский. Этот язык принято еще называть индоарийским, т.к. на нем говорили арии (от –арий, т.е. благородный) – группы индоевропейских племен – индоиранцев. В начале II-го тысячелетия до н.э. они пришли на территорию Ирана, Индии, Афганистана и Таджикистана.

Арийские племена принесли с собой ведийский язык, то есть язык названных выше Вед. К середине I-го тысячелетия до нашей эры на основе ведийского языка и сформировался санскрит. Это литературный, строго нормированный язык, которым руководствовались жрецы. К тому времени под ариями уже понимались не какие-то конкретные племена, а только три высших касты.

Таким образом, санскрит родился на территории Индии, далеко за пределами тех мест, где проживали предки славян с их праславянским языком. Ученые спорят о том, где находилась территория расселения древнейших из славян, но большинство из них связывают ее с местом жительства скифов-пахарей в Северном Причерноморье и по Днепру.

Язык древних ариев прошел свое развитие до санскрита вдали от мест, где позже сформировался и древнеславянский язык, а это уже пределы древнерусского государства, т.е. хорошо нам известная Киевская Русь.

Появление праславянского, а затем древнерусского языков и санскрита «разнесено» не только территориально, но и во времени. Санскрит – середина I-го тысячелетия до н.э., праславянский язык – начало I-го тысячелетия н.э., а древнеславянский - VIII-XIV века н.э.

Из сказанного следует, что санскрит не мог контактировать ни с древнерусским, ни с праславянским языком. Этот язык сложился в Индии примерно тогда, когда из общеславянской общности только еще выделялись восточнославянские племена.

АРИИ НИКОГДА НЕ ПРОЖИВАЛИ В ВЕРХНЕМ ПООЧЬЕ. Им, оказывается, совсем и не нужно было долго проживать там, где бы они контактировали со славянами для того, чтобы последние усвоили от них что-то из арийского языка или религии.

Реки, имеющие неславянский «внешний вид», образовались у нас благодаря последовательному заселению территории народами, обладавшими прочными родственными связями. Только вот эти взаимоотношения уходят гораздо в более далёкое прошлое, чем середина I-го тысячелетия до н. э., когда складывался санскрит.

Ответ на вопрос: откуда санскритские имена у рек, озёр, урочищ появились в Европейской части России нужно искать у наших очень и очень далёких предков, которые ИМЕЮТ И ОБЩЕЕ ЯЗЫКОВОЕ НАСЛЕДСТВО – ПРАИНДОЕВРОПЕЙСКИЙ ЯЗЫК. Из него вышли индоевропейские языки: индоарийская (индийская), иранская, греческая, балтийская, кельтская, германская, славянская и другие группы языков, а также армянский язык.

В каменном веке, с VIII по III-е тысячелетие до н.э. (неолит), все индоевропейцы были едины, говорили на одном праиндоевропейском языке, близко соприкасались друг с другом, молились одним богам. Именно тогда сложились родственные связи будущего санскрита с древнегреческим, латинским, балтославянским, готским языками.

Не будем вдаваться в подробности о том, откуда на Земном шаре начался «исход» праиндоевропейцев. Мнений на этот счет существует несколько: Арктида, Гиперборея, Атлантида и др. – на севере. Ученые допускают также, что все они могли, например, проживать в Причерноморье, которое населяли и балтославянские племена – предки славян и балтов. Отсюда все они в разное время начали распространяться по свету. Праиндоиранцы прошли через Малую Азию на Восток в Индию, Афганистан и в другие места современного проживания.

В более позднее время начали свой путь к новым местам и другие праиндроевропейцы. Верхнее Поочье стало одним из мест, куда прибыли балтославяне – древние предки балтов и славян. От них и пошло большинство названий рек, это они в своем языке принесли сюда арийские основания.

Финно-угорские названия рек пошли от племен, пришедших к нам в Поочье с Урала. Языки, на которых говорили финно-угры (финский, карельский, эстонский, мордовский, удмурдский и др.), хотя и не относятся к индоевропейским, но и они вобрали в себя санскритские элементы. Произошло это тоже в неолитические времена, но только на Урале, где предки финно-угров – пратосаамы близко проживали и контактировали с носителями одной из ветвей праиндоевропейцев, пришедших близко к Уралу из Причерноморья.

Но вернемся к названиям наших рек и попытаемся выделить среди перечисленных рек те, в именах которых просматриваются санскритские начала.

Неподалеку от села Вейно бежит у нас речка Веенка, есть Веенка и среди притоков Оки. Оказывается, что у восточных славян существовал дохристианский бог Вей, которому у индоариев соответствует бог ветра, войны, даритель славы и богатства – Вейю.

Или вот еще один любопытный факт. Маленькая речушка Агнишна – приток реки Коща. На санскрите агни – «огонь», а ведический бог огня – Агни.

Сопоставляя имя бога Агни и название реки Агничная, мы видим не только и не столько совпадение фонетическое. Перед нами указание на два древнейших славянских культа, которые играли важнейшую роль одновременно в религиозном мышлении и всех индоевропейских народов. Во-первых, почитание рек как источника жизни. Во-вторых, обожествление самого огня. Его уважали, его берегли, ему молились.

Сходными внешними чертами наделены были не только боги, но даже и русалки - чудища, населяющие водные струи.

 

 

Санскритско-русские параллели просматриваются и в названии речки Сваригоша. У славян Сварог – бог небесного света, отец Дажьбога, у ариев Сварга – небо, небесное сияние. Название реки Сваригоша сближается и с именем ведического божества Варуна: вар – «вода», «самец» или «бык». Варуна выступает у ариев одновременно и как божество космических и земных вод, и как Небесный Бык, которой священной влагой (дождем, снегом) оплодотворяет Корову-Землю.

Наконец, название реки Жиздра. По общепринятой гипотезе оно проистекает от балтийского корня: «жиездрас» - крупный песок, щебень. Однако, в русле нашего разговора вспоминается имя ведического бога Индра, который соответствует славянскому богу Индроку. Оба этих божества разбивают оковы рек, являют нам «ключи источные», это два борца за воду и ее чистоту.

Известно, что в традициях праиндоевропейцев было присваивать богам имена родных и почитаемых рек. Однако известно и другое, в названиях рек в бассейне Оки неоднократно повторяется частица «жи»: Жиличка, Жидоха, Жизлинка, Жижила, Жизна, Житаха, Жимаренка и др. Все они, как и Жиздра, сближаются своими именами со всем тем, что имело поистине божественный смысл для язычников-вятичей - «жизнь», «жито», «живот». У славян почитали Живу – богиню жизни и здоровья, у тех же кто говорит на санскрите, Дживу – «жизнь». Кто знает, не была ли Жиздра у вятичей, наряду с Индроком, такой же богиней, каковым был бог Индра у ариев?

Или взять, например, речку Таросья, ведь и в этом названии тоже не обошлось без влияния элемента – тара, свойственного названию указанной выше реке Птара. Кстати, по мнению ученых окончание –ра в речных названиях указывает на их индоарийское происхождение.

В названии речки Сехнаковка есть санскритский корень сех(к)ай – «поливать». В именах рек Лукосна, Тросна, Другусна наличествует санскритское окончание –сна: «очищение».

Может иметь свое толкование из санскрита и название реки Ароса. Поскольку оно содержит в себе санскритское слово аро-, который обозначает «восхождение» или «подъем», то название Ароса в переводе на русский может означать «реку, текущую не под уклон, а вспять». Быть может, древние жители отметили эту особенность реки во время большой воды в весеннее половодье.

Впрочем, относительно названия реки Ароса, как и реки Роса, может быть принято и другое объяснение. У славян источники воды вообще было принято ласково называть «раса, расинича». В санскрите раса – «жидкость, влага, вода». Не было ли так, что словом «роса» некогда определяли просто реку, речку?

Мы можем привести и другие названия, так или иначе связанные с санскритом.

Бежит у нас ручей Грамотин - малый правый приток Жиздры в ее верховье. В названии ручья есть санскритский корень грама – «селение, деревня». Действительно, по соседству с ручьем находим мы на карте урочище Грамотин – когда-то здесь была деревня, обязанная своим названием речке, на берегу которой она была основана людьми.

Замечено, что одни и те же названия могут быть вполне правдоподобно истолкованы через разные языки. Никакого противоречия здесь нет. Все зависит от того, на каком материале мы будем их объяснять: балтийском, финно-угорском, славянском, санскритском или еще каком-либо.

Взять, к примеру, реку Угра. Приведем далеко не полный перечень слов, которые приводятся для объяснения ее названия: литовские - унгур, унгурупе, вингрус - «луговая», «река угрей», «изгиб»; древнерусское - угре – «венгры»; русские слова угор, угорье – в значении «крутой высокий берег реки, а также от сложного «у + гора».

Другой пример. По территории Козельского района, например, протекают две речки с названием Велья. Одна - левый приток Рессеты, другая – правый приток Другусны. Согласно балто-славянской трактовке, название происходит от слова вилья - «извилистая». Усматривают в названии этой небольшой речушки и мифический смысл. В балтийском фольклоре, например, существует рассказ о том, что многочисленные ручьи, сливающиеся в небольшие речки, - все они являются слезами гигантских великанов, которых балты называли велетами. Однако будет справедливо обнаружить в названии реки Велья и иное начало: вел (вела) на санскрите это «двигаться», «берег».

Лукосна: русское «лука» - изгиб; берег, образующий излучину. С этой точки зрения Лукосна – «непрямая река, которая делает дугу». Как мы уже сказали в начале статьи, в этом названии не исключается и санскритское окончание –сна: «очищение».

Современными исследователями допускается также идея о том, что какие-то названия рек достались нам или от вовсе неизвестных племен или, например, от готов. Это они в конце II века н.э., еще до прихода славян, здесь какое-то время проживали, а затем ушли. Известно, что именно от готов идет такой элемент в названиях рек, как -стр – Днестр, Стрый. Не будем забывать, что и готы – выходцы из праиндоевропейцев. Для нас с этой точки зрения интерес представляют козельские речки Перестряжка и Перестрома. Не напрямую, а через некое «перенесение» из других мест. Что если пришли они к нам, эти названия? Далёкие географически или во времени реки Стром, Стряж или с похожими названиями, быть может, текли по соседству с местами, где проживали те, кто пришёл когда-то под Козельск и принёс с собой память о родной сторонке. По аналогии с названием города Перемышль.

Известно, что славяне пришли в Поочье в начале первого тысячелетия новой эры. А как же они ужились с названиями рек, доставшимися им от прежних жителей?

С приходом славян балтийские и финно-угорские названия, как правило, сами славянами не изменялись, ибо был хорошо известен и понятен изначальный смысл наречения рек. Ведь праславянский язык тогда еще сохранял значительную близость балтским языкам, а те, в свою очередь, к индоевропейскому.

Так произошло и у вятичей. Они прибыли на Жиздру по маршруту: верховья Буга – среднее Поднепровье – верховья Десны (сюда они могли попасть по пространству между Днепром и Десной) – бассейн Угры, куда они переходили по Болве и Снотопи[4]. С вятичами пришла к нам еще какая-то часть санскритских названий, которые эти славяне - потомки праиндоевропейцев, уже дали и сами.

Картина заселения Верхнего Поочья нашими древними предками только внешне напоминает игру в «квадрат – пятнашки», в которой на место одной костяшки приходит другая, которая, в свою очередь, уступает место третьей. За многие тысячелетия Поочье стало тем огромным котлом, в котором «сварилось» воедино особое население со своим культурно-историческим наследием. В своей основе это славяне-вятичи, в культуре которых, как и других славян, до наших дней сохранились отголоски от того времени, когда все индоевропейцы имели общие слова и богов, которые воспевались жрецами.

Итак, какие речные названия достались нам от балтов, какие от финно-угров, а какие от первых славян – скрыто в глубине веков. Вот почему будет уместным вспомнить здесь слова автора труда «Историческая география» С. М. Середонина. Этот ученый еще в 1916 году писал: «… тайна многих народных названий остается до сих пор (да и навсегда останется) нераскрытой. Сам ли народ дал имя реке ли урочищу, родственные ли они, или чужие соседи окрестили их. Почему в одних случаях народ переделывает имя, в других переводит, в-третьих, сохраняет иноземное – на это ответа не может быть дано».

Остается добавить несколько слов о названиях рек, упомянутых в письме А.Баранова.

Название реки Кванка может идти от финно-угорского слова ква – «камень», то есть река, бегущая по каменистому ложу, имеет каменистое дно.

Река Гвидка своим названием роднится со старинным калужским словом швидкий (швыдкий): «быстрый». Замена ш на г – распространенное явление в местном говоре. Таким образом, Гвидка - «быстрая, стремительная река».

Высса-река корнем своего названия выс- восходит к таким понятиям как высота, вышина. Окончание –са является типичным для многих рек в Поочье, сравни Ароса, Роса и др.

Названия рек - древнейшие из известных нам географических терминов. Очень часто они могут нести в себе и дать нам информацию не меньшую, а даже большую, чем результаты раскопок. Вот почему нам представляется необходимым более активно участвовать в воссоздании единого праязыка водной стихии, в том числе, гармонично пользуясь этимологией в стиле санскритско-русских параллелей.



[1] См. С. Рябов «Словарь народных географических терминов, объясняющих названия рек Козельского района», газета «Козельск», NN 68-73, июнь 1999 г.

 

[2] Этимология – установление исходного значения слов.

[3] Чтобы не затруднять читателей латиницей, здесь и далее слова санскрита приводятся в русской транскрипции.

[4] А.А. Шахматов «Древнейшие судьбы русского племени» (см. сборник «Русский народ. Терминология, исследования, анализ», М., изд. Кучково поле. Полиграфические ресурсы, 2001г., с 48).