Главное меню

Регистрация даст полный доступ к материалам сайта и возможность оставлять комментарии!

Анонс

Коммюнике 5 декабря 2015 г.


Благодарность, здоровая критика и конструктивное обсуждение материалов сайта способствуют его улучшению
и вдохновляет авторов на публикацию новых статей!

Пожертвовать на нужды «ЭНЦИКЛОПЕДИИ КОЗЕЛЬСКА»

Яндекс.Деньги 41001812434462

WebMoney R526676624487
или Z299278482546
или E342716984942

почта "ЭК":
kozelskcyclopedia
@yandex.ru

QR-Код сайта "ЭК"

QR-Code dieser Seite

Голосование

Каков, на ваш взгляд, БРЕНД города Козельска? Какая ассоциация для вас наиболее точно символизирует город Козельск, делает его отличным от других городов подобного уровня? Что делает сразу же узнаваемым город Козельск?

Поиск по сайту

ПРАЗДНИКИ СЕГОДНЯ

Revolver Map

Anti Right Click (Hide this by setting Show Title to No in the Module Manager)

"На русских бабах держится Россия" E-mail
(0 голоса, среднее 0 из 5)
РАЗДЕЛ >>ЧЕРЕЗ ВЕКА - Культура
15.10.2013 05:37

 

 

Крестьянка с граблями. Поденщица.

Этюд. 1891 Сергей Арсеньевич Виноградов, сайт

  

Олег Федосеев

 

"НА РУССКИХ БАБАХ ДЕРЖИТСЯ РОССИЯ..."

 

О "мананках" - козельских крестьянках, уходивших на заработки

из родных мест в XIX-XX веках

 

 Листаю пожелтевшие страницы журналов Козельского уездного земского собрания и диву даюсь, сколько же люду каждый год подавалось на заработки из козельских мест в разные города и веси. Вот, например, только один абзац из журнальной статьи.: "Из общего числа женщин, уходящих на заработки, в 3015 человек, 9/10 уходят на работу в экономиях и только 1/10 - служить в кухарках, прислугах и пр. Особенно много идет женщин из Перестряжской, Дешовской, Косьяновской и Уколицкой волостей, вообще из юго-восточной части Козельского уезда. Женщины на хозяйственные работы нанимаются артелями и называют их «мананками". Какое интересное и неслыханное прежде слово. Чтож, надо бы разобраться, что это такое, эти мананки?

"Кто не жил-был у мананках,

тот горя не знаеть.

А мы жили-проживали,

про все горя знали-

И холоду, и голоду,

и большой неволи.

И большой,большой неволи,

тяжелой работы.

Вы беритя, мананочки,

тачки и лопаты.

Вы идитя, мананочки,

канаву копати".

Народная песня. д.Черемошны

Мценского р-на Орловской области.

 

«В притихшем, недвижном воздухе летнего вечера, где-то далеко на гористом Киевском шоссе начинает звучать песня. Стройно, ладно поют женские голоса протяжную мелодию, то сливаются, как бы соединяясь в один голос, то вдруг разделяются на ручейки - одни текут спокойно, и в них чувствуется опора, другие устремляются вверх, рассыпаясь звонкими, замысловатыми для детского слуха переливами, и невольно подмывает тебя, хочется вместе с этими звуками унестись куда-то, то ли в небо, то ли в какую-то сказочную страну. Но вот на высоком косогоре появляются силуэты женщин со вскинутыми на плечи граблями. Это идут с поденной работы «мананки», как называют их взрослые. Непонятное слово «манит» песней и вызывает представление о «няньке» и далеко уходит от действительной тяжкой доли - судьбы крестьянок, покинувших родные места ради заработка. Кончился их рабочий день, но в упругой, красивой походке женщин, свойственной людям физического крестьянского труда, неприметна усталость. Мелодия создает ритм их движений, и идут они стройные, ладные, как сама песня. В сумерках перемежаются светлые платки молодых и темные - пожилых женщин, одежда еле различима, и в памяти остается только необычный для горожан, расширенный книзу силуэт, динамичный и выразительный. А назавтра, в утро воскресного дня, снова появляются «мананки», но теперь уже в праздничных нарядах самых неожиданных сочетаний цветов - малиновые, васильковые, оранжевые, зеленые, сиреневые, бирюзовые кофты на роспуск и темно-золотистые, желтые, лиловые, красные светлые и темные юбки, отделанные понизу рядами ярких лент и узкими полосками белого кружева.

Загорелые, обожженные солнцем лица окружены цветными платками, и весь костюм, весь облик женщин настолько ярок и красочно звонок на фоне светлой травы, залитой солнцем, и темной, слегка синеватой листвы дубов, что вызывает удивление и безотчетное чувство радости, которое подхватывают и растворяют в воздухе доносящиеся издали, откуда-то сверху неясные трепещущие звуки.» (1)

 

Этими строками начинает свое вступление в книгу «Поэзия народного костюма» Мария Николаевна Мерцалова - известный искусствовед, историк и теоретик моды, профессор, чье детство прошло под Тулой в дачном поселке при станции Козлова Засека недалеко от Ясной Поляны. Она, по ее собственному признанию, не исключает, что именно эти воспоминания о «мананках», определили круг её, уже зрелого человека, интересов, заставили изучать, искать, думать и стараться понять красоту русского народного костюма.

Так кто же это такие, загадочные «мананки», о которых народ воспевает многострадальные песни, а их образами и одеждами восхищались современники, одновременно также отмечая их тяжкую жизненную долю. Кто эти "мананки", которые так пленили женщину-историка?


 

«Настя» Л.Бруни.1915.

 

Оказывается, само слово «мананки» (ударение на втором слоге, манАнки) уже давно ушло из нашего обихода. Не встретить его и в художественной литературе, разве что, в публикациях старых писем и мемуарных записях позапрошлого и начала прошлого веков. И то ограниченно, исключительно по ряду губерний.

А что нам говорят словари?

Мананка, и, ж, Крестьянка, в страду нанимавшаяся на поденную работу. Тул. 1899. Мананить – заниматься поденной работой. Тул, 1899. ( Словарь Русских народных говоров. АН СССР Институт Русского языка. Словарный сектор. Ленинград «НАУКА» 1981 ) (2)

Мананки ок, ж. manant. окказ*. Деревенские девки и бабы.** (Исторический словарь галлицизмов русского языка. Епишкин Н. И.. 2010  (3)

"Мананки" Белгородского*** уезда Тульской губернии -- женщины из монастырских крестьян****. Прозвище этносословной принадлежности.(«Русские» Александров В. А., Власова И. В., Тишков В. А. Наука 1999 г.) (4)

Но, наиболее полно раскрывают нам понятие "мананки" именно козельские источники. В журналах Козельского Уездного Земства, например, при описании отхожих промыслов по Козельскому уезду в 1901 г., в них, как раз, подробно рассказывается и о «мананках».

Женщины, нанимавшиеся на хозяйственные работы артелями и назывались «мананками». Название это происходит, оказывается, от села Монаенки Белёвского уезда, смежного с Козельским. Селение было очень большим и насчитывало более 4000 душ.

Первоначально возникли в селе Монаенки бабьи артели для дранья лыка; они в этом деле так наловчились, что в Монаенки стали приезжать из далеких местностей, чтобы нанять женщин для указанной работы. Этих женщин стали именовать «мананками», они очень умело и хорошо работали, и все ими были довольны.

Затем, когда дранье лыка сократилось, мананок стали нанимать на хозяйственные работы. Спрос на женский труд возрастал и приказчики, присылаемые из экономий, за недостатком свободных женщин в с. Монаенки стали обращать свой взор на окрестные сёла и постепенно район найма распространился на Козельский, Жиздринский и Лихвинский уезды. Все нанимаемые в этих местах женщины и получали название мананок.

Наем на работу в экономиях происходит зимой, начиная с зимнего Николы и до середины великого поста. Нанимаются в экономии группами или артелями, иногда несколько человек, а иногда по 50 и более.

При найме заключается контракт, который регистрируется в волостных правлениях. Здесь вносятся все условия найма, как-то: заработная плата, харчи, выданные задатки и пр.

Для примера несколько таких контрактов:

  • Семь девок нанялись в Мценский уезд с 10 апреля по 1 октября с платой каждой по 36 рублей за все время; из этих денег должно быть выдано 4 рубля в задаток при заключении договора и 5 рублей при отправлении на работы. Харчи выдаются экономией по расчету на каждого человека в месяц: 2 пуда (1 пуд - 16,38 кг) ржаной муки, 20 фунтов (1 Фунт – 1/40 пуда = 0,454 кг) пшена и 60 копеек приварочных, а капусты и картофеля в меру потребности.
  • Сорок девок нанялись в Севский уезд на 6 месяцев с 15 апреля по 15 октября; плата деньгами от 32 до 35 рублей, в том числе 3 рубля в задаток. Харчи: 2 пуда муки, 20 фунтов пшена или круп, 2 фунта свиного сала, 2 фунта постного масла, 4 фунта соли, картофеля и капусты сколько нужно будет. Праздничные дни, по требованию конторы, должны работать: болеть можно до 3 дней, а сверху того вычитается дневной заработок.
  • Четыре женщины нанялись с 20 апреля по 20 октября по 33 рубля.Харчи в дни скоромные:0,5 фунта мяса, 0.5 фунта пшена на каждую и 1 фунт сала для каши на 10 человек; в постные дни сало заменяется растительным маслом, а пшено-крупою. О луке и капусте здесь не упоминается, вероятно выдача этих продуктов подразумевалась само-собой
  • Шесть девок нанялись в Каширский уезд с 17 апреля по 15 октября по 40 рублей, с выдачей задатка по 7 рублей. Харчи на человека в месяц: 2 пуда ржаной муки, 20 фунтов круп, 3 фунта свиного сала, на постные дни 2 фунта растительного масла, капусты и картофеля сколько съедят.
  • Двенадцать девок и баб нанялись в Болховский уезд с 13 апреля по 15 октября с платой по 36 рублей каждой с выдачей задатка по 7 рублей. Ни о чем другом в контракте не упоминается.
  • Семь баб было нанято в Мценский уезд с 1 июля по 1 октября по 9 рублей 50 копеек в месяц на их харчи
  • Сорок семь девок и баб было нанято в Богородский уезд с 6 апреля по 1 октября с платой по 40 рублей и троим по 35 рублей. Харчи на человека в месяц: 2 пуда муки, 20 фунтов пшена или круп, на приварок 1 рубль в месяц, капусты и картофеля сколько потребуется; за праздничную работу плата особая.

Из приведённых данных становится понятны условия найма женщин в Козельском уезде. Зарабатывают они, как видно, от 30-40 рублей в 6 летних месяцев, причем от 20-30 рублей чистыми привозят домой. (Это был самый низкий чистый заработок среди остальных специальностей отхожего промысла. Такой же низкий заработок был еще только у пастухов. Мужчины со строительными и рабочими специальностями зарабатывали на отхожем промысле в два-четыре раза больше).

К неблагоприятным условиям промысла относились плохое нездоровое помещение для проживания работниц, недоброкачественные харчи, непосильность некоторых работ и вольности экономической администрации. Жалобы в этом отношении слышались часто, иногда случались и уходы с работ, вызванные вышеупомянутыми причинами. При расспросах об условиях работ, оказывалось, что в такую-то и такую-то экономии не хотят больше идти, администрация экономий сама это чувствовала и приказчики от нее в данной деревне не появлялись. Их осмеивали и они уезжали ни с чем. Но были и такие экономии, где обстановка труда, харчи и гуманное вежливое обращение настолько ценились женщинами, что те с нетерпением ждали приказчика или доверенного из этой именно экономии, отказываясь от других предложений. Так рассказывается о "мананках" в одном из козельских журналов уездного собрания (5)

В качестве примера одной из таких «экономий» можно привести владения и усадьбу князей Гагариных в с. Сергеевское Тульской губернии. Теперь это город Плавск. Там, специально для сезонных работников Гагариными был построен в 90-х годах XIX в. двухэтажный дом-общежитие. Существует он и по настоящее время в г.Плавске, теперь уже как жилой дом, но название свое сохранил - «Дом Монанок» (см. фото).


 

"Дом Монанок" в Плавске ( до 1926 г. с. Сергеевское), сайт

 

Упоминал добрым словом «мананок» и Л.Н.Толстой. Он и сам неоднократно бывал в Монаенках, в т.ч. будучи по дороге в Козельск. Правда, Лев Николаевич сами Монаенки называл Мананки, как впрочем, не он один, несмотря на то, что официально и во все времена название села писалось с буквой «е». Может и по этой причине женские артели поденщиц с с.Монаенки, а затем артельщиц и из других мест также все называли без «е» - «мананками». Л.Н. Толстой знал историю происхождения этого названия и рассказывал об этом другим. Находим об этом в записках Д.П. Маковицкого - врача семьи Толстого, ведшего подробные записи всего того, что он видел и слышал в Ясной Поляне.

«28 июня 1910 года. Вечером пришли мананки петь и плясать перед верандой. Очень мило, красиво. Л. Н. сходил посмотреть. Племянница Софьи Андреевны, Берс, с ними в хороводах ходила. Один старик, Н. В. Орлов и я тоже плясали под песни:

 

Я березу о березу ломала,

А кудрявую заламливала.

А дули да и дули, дули, дули да.

Вечер был теплый, тихий. Было как-то особенно на душе радостно…» (6)

 

А в записи 28 октября Маковицким в дневнике были вычеркнуты следующие строки: «Л. Н. мне рассказал, что есть село Мананки, откуда женщины-мананки, которые артелями всю работу делают. И живут более нравственно, чем деревенские, т. к. артели стыдятся». (7)

Также упоминание «мананок» находим в публикации одной из частных переписок того времени. Из письма друга Л.Н.Толстого,Марии Александровны Шмидт, написанного ею из поместья Овсянниково, Тульской губернии:

«А вы меня поздравьте с приобретением доброй, хорошей мананки , так отозвался о ней управляющий Ливенцева. Ей 30 лет, она девушка, работает и за мужика и за бабу; лицо рябое, но нисколько это не портит ее природную миловидность, голос и речь мягкая. Все 7 мананок эти сейчас в большой нужде. Ливенцев поместил их на отлете усадьбы. В 5 часов утра мананки пошли на работу, а без них кто-то очистил добро их, и Ливенцев ничем им не помог, так что они все лето проработали на украденное свое добро.
Я мананке показала всю усадьбу, говорила про свое одиночество, о своей болезни, показала колодезь, кормовой сарай, предупреждала, что дороже всего доброе отношение с людьми и животными, раз в неделю стирка белья на меня и на себя, хлебы печь два раза в месяц, а она в ответ сказала: «Что прикажете, то и буду делать». На сепараторе работала, коров доила; управляющий сейчас же на нее Петру Ивановичу указал. Идет ко мне охотно; знакомства, родни нет. Обута в лапти, которые сама плетет; только достать лыка. Одета по-своему, — просто, мило, хорошо. Думаю, что заживем, как у Христа за пазухой. Главное — доброта и простота…». (8)

Из воспоминаний княгини Шаховской Зинаиды Алексеевны, чьи детские годы прошли в имении ее отца в д.Матово Веневского уезда Тульской губернии, и описанных ею в рассказе «Собачья смерть»: «Дворовых осталось немного. «Мананки», крепкие девушки, заменявшие угнанных на войну рабочих, вернулись к себе в Черниговскую губернию, но кое-кто из беженцев и старых рабочих жил еще в «экономии». (9)

Как видно из вышеописанного, название «мананки» наиболее часто употребляется в основном по Тульской губернии, откуда оно и произошло. В пример тому можно было бы привести еще ряд воспоминаний и писем того периода.

Но, «мананками» называли женщин поденщиц не только в Тульской губернии. Подтверждением тому вышеуказанные тексты с журналов Козельского уездного Земства Калужской губернии с договорами козельских «мананок», из которых видно, что они заключались для работ не только в Тульской губернии. И со временем «география» этого названия только расширялась, охватывая, как минимум, все близлежайшие губернии – Калужскую, Орловскую, Московскую, Смоленскую и др.

Пример тому находим, в частности, и в мемуарах Волкова-Муромцева Н.В. о пребывании «мананок» в их поместье в Вяземском уезде Смоленской губернии.

«Иногда все же случалось, что наш урожай и крестьянский совпадали, тогда выписывали "мананок". Человек 30 девок в разноцветных сарафанах и платках приезжали из Рязанской губернии на урожай, недели на две. Парни очень любили, когда это случалось. Мананки были веселые, задорные девки, многие красивые…» (10)

А вот пример еще по Калужской губернии, где находим «мананок» по Тарусскому уезду, в творчестве Льва Александровича Бруни, русского и советского художника-авангардиста.

Летние месяцы 1914-1916 годов Лев Бруни проводил в с.Ладыжино под Тарусой.

Там, в 1915 году он делает рисунок крестьянки с граблями «Настя», тот, что помещен в статье выше. Тогда же им были написаны картина «Крестьянка» и первый вариант картины «Радуга», а в 1916 году, ее второй вариант.


Крестьянка. Л.Бруни 1915

 

По предположению исследователя жизни и творчества Л.А.Бруни , А.Д.Сарабьянова, изображенная в «Крестьянке» женщина, это та самая Настя, которую художник изобразил с граблями на рисунке 1915 года. В архиве семьи художника есть фотография «Крестьянки», на обороте которой написано «Мананка Настя». На всех изображениях отмечаются схожие черты. В «Радуге» ее же образ был обобщен.(11)

 

 

Радуга. Л.Бруни 1915 г.

 

 

Радуга. Л.Бруни.1916 год.

 

Вероятно, что и этих женщин-бурлачек можно также назвать мананками. Это те же крестьянки, вынужденные не от хорошей жизни оставлять родной дом и идти наниматься в артель на поденную работу, чтобы не только постараться выжить самим, но еще и прокормить свои семьи.


 

Женщины-бурлачки тянут баржу на реке Суре в Нижегородской губернии. 1910 г. Фотография начала XX в. фотографа З.З.Виноградова.

Из фондов Государственного исторического музея в Москве. РИА Новости.

 

Так что жизнь «мананок» не была такой радужной, скорее наоборот – барщина, батрачество это была самая тяжелая и, как правило, неквалифицированная работа, зачастую без выходных, с рабочим днем от рассвета и до заката, со скудным заработком и едой, отсутствием нормальных условий для проживания. Не зря так многострадальна песня мананок, текст которой был приведен эпиграфом.(12)

Эпилог тоже будет поэтическим.

"На русских бабах держится Россия,

Нет ни на женщинах, не поправляй меня.

На БАБАХ!

Тех, что жали и косили,

И останавливали резвого коня……

На русских бабах держится Россия,

Таких простых как в поле первоцвет,

Таких естественных, таких красивых,

Каких нигде на свете больше нет".

 

Я.Новикова-Пашкевич (13)

 

Примечания.

* окказиональный – случайный, единичный, не общепринятый.

** Автор словаря подразумевает под «мананками» прозвище любых крестьянок, а не только крестьянок поденщиц. Он исходил от фр. manant м.- сельский житель, но фактически употребляемом как правило в грубой либо унизительной форме – деревещина, мужик. И это французкое слово мужского рода manant, ввиду совпадения иностранного и русского слов не только по звучанию, но во многом и по значению, было привязано к русскому слову женского рода мананка. Но, к французскому языку «наши» мананки отношения не имеют. Хотя, сама по себе версия не просто интересная, но и видится реалистичной. В пору популяризации в России 19 века французкого языка, вполне вероятно было употребление данного иностранного слова в отношении к крестьянкам, но только любым, и исключительно в пренебрежительном контексте.

*** Вероятно в типографии была допущена опечатка и автором подразумевался Белевский уезд Тульской губернии.

**** Действительно, Монаенки ранее были монастырским селом, но только в период с 1564 года, времени продажи их «из государевых земель оброчных» Белевскому Спасо-Преображенскому монастырю и до 1764 года, когда Монаенки вновь были переведены в разряд казенных. Поэтому жителей села Монаенки 19-20 веков уже нельзя отнести в разряд монастырских, а тем более крестьянок с других уездов и губерний, из бывших помещичьих деревень, также заключавших договора на сезонную работу и которых также называли «мананками». Возможно подразумевались артели «мананок» в 16-18 веках? По предположению губернского уполномоченного по сельскому хозяйству Н.А.Крюкова, изучавшего в 1901 году вопросы движения рабочей силы по Козельскому уезду, женские артели в Монаенках возникли на 40-50 лет ранее, т.е. во второй половине 19 века. Этот период видится ближе к истине. Именно с того периода отходничество и поденщина в России принимают массовый характер.

 

Литература и источники:

1. Мерцалова М.Н. «Поэзия народного костюма» (2-е изд., перераб., и доп., 1988) http://www.wysotsky.com/0009/196.htm

2. Словарь Русских народных говоров. АН СССР Институт Русского языка. Словарный сектор. Ленинград «НАУКА» 1981

3. Исторический словарь галлицизмов русского языка. Епишкин Н. И.. 2010.

4. В. А. Александров, И. В. Власова, Н. С. Полищук. Русские. М.»Наука» 1999 г.

5. Журналы XXXVII очередного Козельского уездного Земского Собрания. С приложениями. Калуга. Тип.Губ.Земск.Управы 1902 г.

6. Маковицкий Д. П. [Дневник] 1910 // Маковицкий Д. П. У Толстого, 1904—1910: «Яснополянские записки»: В 5 кн. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1979—1981. — (Лит. наследство; Т. 90).Кн. 4: 1909 (июль — декабрь) — 1910. — 1979. — С. 147—432. Электронная публикация: ФЭБ http://feb-web.ru/feb/tolstoy/critics/ma4/ma4-147-.htm

7. Волкова Т. Н., Азарова Н. И., Розанова С. А. Примечания // Маковицкий Д. П. У Толстого, 1904—1910: «Яснополянские записки»: В 5 кн. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1979—1981. — (Лит. наследство; Т. 90).

Кн. 4: 1909 (июль — декабрь) — 1910. — 1979. — С. 433—482.

Электронная публикация: ФЭБ http://feb-web.ru/feb/tolstoy/critics/ma4/ma4-433-.htm?cmd=0&hash=1910.28_июня.3

8. Горбунова-Посадова Е. Е. "Друг Толстого Мария Александровна Шмидт". М., Издание Толстовского музея. 1929 http://az.lib.ru/g/gorbunowposadow_i_i/text_0130.shtml

9. Шаховская З.А. В поисках Набокова.Отражения.-М.:Книга,1991

http://publ.lib.ru/ARCHIVES/SH/SHAHOVSKAYA_Zinaida_Alekseevna/_Shahovskaya_Z.A..html

10. Волков-Муромцев Н. В. Юность; От Вязьмы до Феодосии / предисл. А. И. Солженицына. - Paris : YMCA-Press, 1983. http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=book&num=629

11.А.Д. Сарабьянов, Жизнеописание художника Льва Бруни. http://bruni-sarabyanov.ru/

12.CD «На улице дождь» Песни Тульской, Орловской, Калужских земель. BOHEME MUSIC.1999

13.Я. Новикова-Пашкевич. Стихи. http://www.stihi.ru/2012/03/25/2628