Главное меню

Регистрация даст полный доступ к материалам сайта и возможность оставлять комментарии!

Анонс

Коммюнике 5 декабря 2015 г.


Благодарность, здоровая критика и конструктивное обсуждение материалов сайта способствуют его улучшению
и вдохновляет авторов на публикацию новых статей!

Пожертвовать на нужды «ЭНЦИКЛОПЕДИИ КОЗЕЛЬСКА»

Яндекс.Деньги 41001812434462

WebMoney R526676624487
или Z299278482546
или E342716984942

почта "ЭК":
kozelskcyclopedia
@yandex.ru

QR-Код сайта "ЭК"

QR-Code dieser Seite

Голосование

Каков, на ваш взгляд, БРЕНД города Козельска? Какая ассоциация для вас наиболее точно символизирует город Козельск, делает его отличным от других городов подобного уровня? Что делает сразу же узнаваемым город Козельск?

Поиск по сайту

ПРАЗДНИКИ СЕГОДНЯ

Revolver Map

Anti Right Click (Hide this by setting Show Title to No in the Module Manager)

1 апреля. Домовой проснулся! E-mail
(0 голоса, среднее 0 из 5)
РАЗДЕЛ >>ЧЕРЕЗ ВЕКА - Этнография
01.04.2011 08:10

 

1 АПРЕЛЯ. ДОМОВОЙ ПРОСНУЛСЯ!

Домовой — исконный хранитель домашнего очага

 

 

 

 

Сегодня 1 апреля. 

Что будем отмечать? День Дурака? День Смеха?

Кому как, а по мне - самое время отметить День пробуждения Домового.

Все знают, что первого апреля никому не верят. Откуда взялась эта поговорка? Ведь любая пословица имеет под собой какую-то основу. Для того, чтобы это выяснить, нам надо погрузиться в прошлое, именно там скрываются корни многих  высказываний и поговорок.
1 апреля наши языческие предки справляли один занятный праздник. Скорее, даже не праздник, а некий рубеж.

Этот день считался Днем пробуждения домового.

 Древние славяне верили, что на зиму он, подобно многим животным и духам, впадал в спячку и просыпался лишь изредка, чтобы сделать необходимую работу по дому. Спал домовой ровно до того времени, когда уже весна полностью вступит в свои права. А она приходила, по мнению предков, совсем не в марте, а в апреле. Точнее сказать, приход весны ознаменовался днем весеннего равноденствия 22 марта и все последующие дни вплоть до 1 апреля были днями встречи весны. Первого же числа весна приходила окончательно и бесповоротно, и главный дух-хранитель очага — домовой, должен был проснуться, чтобы навести порядок в доме. Об этом много написано в интернете, читать не перечитать.

Мы же сегодня узнаем о том, как относились к Домовому в Козельском уезде. Свои наблюдения, сделанные в деревне Ягодная Бетовской волости Козельского уезда, записал в 1899 году СУРНАКОВ Констатнтин Николаевич,  проживавший в городе Козельске на улице Богоявленской в доме Сурнаковой (орфография и стиль письма козельца сохранены).

 

ДОМОВОЙ


"Верование в домового распространено не только среди тесного люда, но среди самых интеллигентных ягоднинцев, уверенных, что домовой есть в каждом дворе и живет или в коровьем закуте, или в конюшне. Если домовой, или, как его здесь чаще называют, «хозяин» двора, живет в ладу с семьей действительного хозяина, то он, мало того, что оберегает животных от болезней и т. п., но явно покровительствует самой семье, охраняя ее членов от разных бед.

«В одном дворе не закрыли полуразобранный колодец, который в это время исправляли. Пятилетний ребенок, сын хозяина, желая посмотреть в колодец, упал в него. Мальчика схватились. Сейчас же один рабочий опустился в колодец и к неописуемой радости, и к великому изумлению присутствующих вытащил из колодезя невредимого мальчика; он не только не утонул на 2-х аршинной глубине колодца, но даже не разбился при падении с двадцатиаршинной высоты; только грудь и живот мальчика были мокры, все же остальное было на нем совершенно сухо. На предлагаемые ему вопросы мальчик объяснил, что, когда он упал в колодец,  его подхватил на руки какой-то дедушка («похож на нашего дедушку» — объяснил мальчик) и вместе с ним опустился в колодец. Там он положил мальчика на ладонь, а сам стал на дно колодца и держал его на воде все время, пока за ним не спустился рабочий. «Не с крыльями был дедушка?» — спросили у мальчика. — «Без крыльев, — ответил тот, — Он велел мне лежать смирно, не кричать, не болтать ногами и не креститься». Из последнего вывели, что мальчика спас не ангел, а покровитель дома — домовой».

В другом случае, «домовой стал ночью душить разоспавшегося хозяина дома, толкать его, щипать до тех пор, пока испуганный отец семьи не очнулся окончательно, что было как раз вовремя: пожар охватил весь дом, и проснувшийся хозяин имел времени лишь столько, чтобы выхватить из пламени жену и детей».

Если домовой невзлюбит семью хозяина, например, нового покупщика дома или квартиранта, то всеми силами старается делать ему и семье его неприятности: изнуряет и тиранит скотину, передвигает по ночам мебель, разваливает сложенные дрова, ходит по потолку, стучит дверями, гудит в печную трубу, швыряет с нашести кур и убивает их, швыряет в сосуды с водой навоз, — и вообще делает ряд таких беспокойств и неприятностей, что злополучный квартирант выбирается из этого дома.

Обыкновенно домовой имеет вид высокого, черноволосого мужчины, но большей частью он одинакового вида с хозяином дома — человеком. Домового видеть — многие видели и обыкновенно в самом прекрасном расположении духа, когда он кормит или гладит излюбленную скотину. Иногда домового видят растянувшимся во всю длину на «перемете» — поперечной балке сарая или конюшни, откуда он длинной хворостиной щекочет уши какого-нибудь животного и улыбается, когда оно прижимает к земле то одно, то другое ухо.

Домовой есть и в нежилом доме, из которого хозяева по какой-либо причине выехали. Он не только не покидает пустого дома, но даже и пожарища, на котором иногда слышится в полночь его вой и плач. Привычка и любовь его к месту настолько сильны, что он всеми силами старается помочь хозяину застроить опустевшее место.

Если хозяин-человек перепродает дом в чужие руки, домовой остается на старом месте, если только новый хозяин не приведет за собой своего домового, но это бывает лишь как исключение, так как между старым и новым домовыми происходит по ночам такая свалка из-за обладания местом, что не всякий человек решится вводить в купленный дом нового домового, а старается, напротив, привязать к себе старого домового, для чего в сарае или на конюшне, на перемете, ставит ему хлеб, соль и кружку с водой, чем и признает старого домового полноправным хозяином над двором, т. е. утверждает его в прежних правах.

Домовой ни за что не пустит человека нелюбимого на излюбленное им самим место. Стоит только человеку лечь спать на таком месте, как одеяло с него сдергивается, а иногда и сам он летит с постели, если его сдернут за ноги или толкнут в бок. И сколько бы раз такой человек не ложился бы на облюбованное домовым место, все равно он будет лежать на полу, а если будет упрямиться и далее, то домовой принимает против него крутые меры: дерет его за волосы, щиплет и швыряет в него же его собственными сапогами и т. д. Между тем любой другой человек и особенно дети могут спокойно спать на этом месте.

Другие члены семьи, напротив, пользуются вниманием домового, которое для них, однако, более или менее тягостно. Они делаются как бы посредниками между домовым и другими членами семьи, оракулами, через которых домовой предупреждает семью о грядущем счастье или несчастье. Для этого он «наваливается» на избранника, и тот уже судит — будет прок или убыток из этого предвещания: если домовой был теплый, то это к добру, если холодный, то к худу. Иногда домовой щиплет этих людей, и на утро по синякам на ущипленном месте человек этот судит о том, чего ему или его семье ждать: если до синяков больно дотронуться, то это верный признак того, что впереди идет несчастье, если же синяков вовсе нет, или же если и есть, но при прикосновении к ним боли не ощущается, то впереди ничего особого не предстоит, хотя и будет какая-нибудь неприятность или временный семейный разлад.

Но кто желает узнать от домового всю истину, тот должен в то время, когда домовой на него «наваливается» взять в руку большой палец левой ноги и спросить: «К худу или к добру?». Домовой непременно ответит на вопрос, и тогда можно даже спросить у него, к какому именно худу, или к какому именно добру. Домовой ответит на эти вопросы. В отношении к любимой семье домовой является не только предвещателем будущего в смысле желательных или нежелательных для семьи материальных событий, но и нравственных, например, тоскует при выходе девушки замуж, если ее в замужестве ожидает печальное будущее.

Вообще домовой проявляет большую заботу о домашних.

«Просватала я свою девку в богатую семью; жених — парень хоть куда, и девке-то нравился. Все дело шло рядом, да ладом, уж и девичник справили. Девка, известно, рада, ну, рада она, а я, понятно, еще более, потому — по нраву ее выдаю.

Только после девичника не спится мне что-то... Известно, забота в голове: свадьбу сыграть — не блин спечь... Лежу это — и слышу, плачет моя девка, и слышу — причитывает, глухо так, словно в подушку уткнулась: «Зачем, — говорит, — ты меня, матушка, на срам отдаешь?». Чего, думаю, с ней, аль раздумала? Однако к ней в эту ночь я не пошла... Смотрю утром: девка веселая; подруги пришли приданное дошивать, ничего себе: шутит с ними, песни поет... Хоть и веселая девка, а только что-то у меня на сердце защемило. Настала ночь; я уж нарочно не сплю, слушаю, что будет. Опять тоже: рыдает моя девка, причитает, да так-то жалостливо, что я и сама заплакала, зажгла свечу, а к ней. Гляжу — ничего. Лежит навзничь, руки раскинула и улыбается. Жутко мне стало: поняла я, что это не она, а «хозяин» по ней тужит, беду ей пророчит. Однако не отступаться же от свадьбы, отдала на божью волю. С год прожили они с мужем душа в душу, только на беду умри свекровья. Свекор-то был человек еще молодой, да как проводит сына куда-нибудь в город, в лес, или еще куда, ну, и давай к молодке-то приставать... Той сказать бы хоть мужу, али мне, отошли бы они от грешника, только бы и было, да на грех стыдилась она. Как-то раз свекор обхватил ее и ну целовать, а сын-то и шасть в дверь! Избил он их обоих до полусмерти, и как она ему не клялась, как не божилась, бросил все и скрылся, но куда — никто не знает. Вот уж лет двадцать о нем ни слуху ни духу, ровно сгиб, да пропал. А она — ко мне. От стыда, бедная, на улицу не могла показаться и в полгода истаяла, как свечка, так я ее и похоронила... Не послушала я «хозяина», выдала на срам, да вот и теперь еще по этому кручинюсь: может быть и теперь бы еще жила, моя голубка, когда бы я ее замуж в тот раз не отдала!»

Домовой является вестником смерти для домашних.

Он начинает «выть» в святом углу, да так воет, что его слышат не только домашние, но и соседи, и все судят по его вою, что надо ждать покойника. Иногда он предвещает лично смерть кому-нибудь из членов семьи своим явлением обреченному на смерть лицу. «Дедушка мой был еще крепкий старик, так что никто и не думал о его смерти, — повествовал рассказчик. —

Скотину он любил до страсти, так что сам всегда ходил или с отцом, или с работником давать ей корм.

Дело было зимой. Пошел дедушка под вечер в закуту, пока работник с сеновала доставал сено коровам, да и вернулся тотчас же обратно: бледный, как мел... «Что, — спрашивает отец, — с вами, тятенька?» — «Ступай, — говорит, — задай скотине корма, да посылай за попом: хочу при жизни свою волю объявить, чтобы по смерти меня лихом не поминали». Послали за попом, и при нем дедушка рассказал, что не далее, как в течение 3-х дней он должен умереть, потому что «самого» видел. «Пошел я в закуту, гляжу, а уж «он» стоит возле коров: такой же седой, в таких же полушубке и шапке, словом, — я, поставь нас рядом, и никто не узнает, какой из нас настоящий. Посмотрел он на меня так, что я сразу понял: готовься, мол, а «сам» в угол и пошел». Дедушка сделал все предсмертные распоряжения, исповедался, причастился и действительно умер на третьи сутки».

Скотине, которую невзлюбил домовой — не житье на дворе: засыпанный ей корм он вываливает ей под ноги, в навоз, запихивает его под комягу и нередко, что по целым ночам он ездит на ней по закуте, отчего скотина хиреет, худеет и падает.

Самое лучшее в этом случае перевести скотину в другую закуту, или же вовсе продать ее. Наоборот, та скотина, которую домовой полюбит, быстро прибавляет в теле, шерсть на ней лосниться, и это потому, что домовой ее расчесывает и дает ей кроме хозяйского еще корма, для чего берет его из хозяйского же амбара, или из соседского, и даже уносит его из комяг других животных. Лошадям он, кроме того, заплетает хвосты и гривы".

 

Сурнаков Константин Александрович, 1899 год

 

Со временем, про встречу весны и умасливание домового первого апреля забыли, но традиция шутить, разыгрывать и обманывать в этот день осталась.