Главное меню

Регистрация даст полный доступ к материалам сайта и возможность оставлять комментарии!

Анонс

Коммюнике 5 декабря 2015 г.


Благодарность, здоровая критика и конструктивное обсуждение материалов сайта способствуют его улучшению
и вдохновляет авторов на публикацию новых статей!

Пожертвовать на нужды «ЭНЦИКЛОПЕДИИ КОЗЕЛЬСКА»

Яндекс.Деньги 41001812434462

WebMoney R526676624487
или Z299278482546
или E342716984942

почта "ЭК":
kozelskcyclopedia
@yandex.ru

QR-Код сайта "ЭК"

QR-Code dieser Seite

Голосование

Каков, на ваш взгляд, БРЕНД города Козельска? Какая ассоциация для вас наиболее точно символизирует город Козельск, делает его отличным от других городов подобного уровня? Что делает сразу же узнаваемым город Козельск?

Поиск по сайту

ПРАЗДНИКИ СЕГОДНЯ

Revolver Map

Anti Right Click (Hide this by setting Show Title to No in the Module Manager)

Усадьба "Березичи": хозяйство (XVII-нач.XX вв.) E-mail
(1 голос, среднее 5.00 из 5)
РАЗДЕЛ >>ЧЕРЕЗ ВЕКА - Подгородный стан: Березичи, Дешовки...
20.04.2011 08:18
Индекс материала
Усадьба "Березичи": хозяйство (XVII-нач.XX вв.)
Page #
Page #
Все страницы

 

 

К сожалению, к настоящему времени каких-либо других  деталей хо­зяйственной жизни усадьбы Березичи, остававшейся частично чичеринской еще и в первой половине XIX в., пока установить не удалось. Вернее, такую задачу перед собой пока никто не ставил. Одной из главных причин тому стал тот факт, что довольно рано во владение Березичами вступили князья Оболенские, развившие у себя в имении, да и вообще под Козельском, актив­ную хозяйственную деятельность.

Оболенские оставили здесь после себя самую добрую память множест­вом дел. Например, А.Д. Оболенский в 1912 г. построил поблизости от села стекольный завод, давший работу сотням людей. По сей день Березический стекольный завод – одно из важных предприятий всего Козельского района. Это обстоятельство приковало внимание исследователей здешней усадебной жизни, в первую очередь, к Оболенским, в то время как  участие в ней Чиче­риных отошло на второй план. Между тем, по настоящее время сельские ста­рожилы немало помнят подробностей от времени жизни здесь последних Чи­чериных. Вам покажут место, где был прежде двухэтажный дом Чичериных (низ – каменный, верх – деревянный). Дом был сожжен во время революции, а когда разбирали кирпичную кладку на строительные нужды селян, то среди камней было найдено много бумажных денег царского времени.

Итак, уже в 1816 г. часть села Березичи была куплена у Чичериных князем А.П. Оболенским [13]. Село стало одновременно принадлежать несколь­ким хозяевам. Не исключено, что какое-то время Оболенские попросту бы­вали в усадьбе Чичериных в качестве друзей или даже дальних родственни­ков. То, что Оболенские и Чичерины со­стояли в родстве, и уж, конечно, имели общих знакомых – факты неоспо­римые. Между ветвями огромного древа рода князей Обо­ленских родство было очень отдалённым. Многие связи пе­ресекаются, так что говорить обо всех тех, кто, и через родство с кем имели непо­средственное отношение к Козельску и пригородному селе­нию Березичам, проблематично.

 

 

Князь А.П. Оболенский – калужский губернатор

в 1825 – 1831гг.[14] 

 

Затем, быть может, опасаясь, что Чи­черины продадут имение кому-то другому, А.П. Оболенский мог купить сначала часть, а затем и все село с тем, чтобы оно числилось за Обо­ленскими, но прежние хозяева Чичерины про­должали в нем жить. Предположение не беспочвенное.

Во-первых, такая практика имела широкое распространение в России. Про­винциальные усадьбы на долгие годы давали одновременно приют но­вым и прежним хозяевам, оставались источником экономических выгод, от­дохновения от столичных дел, вдохновения, довольства жизнью для одних и других.

Во-вторых, в дневнике владельца села Березичи Д.А. Оболенского  го­ворится, что к 1856 г., когда старший сын А.П. Оболенского вступил в права владельца, это село принадлежало одновременно несколь­ким хозяевам [15].

Таким образом, видимо на протяжении более столетия (1816 – 1917 гг.), Чичерины уживались здесь с Оболенскими. Чичерины и после того как к Бе­резичам приблизились Оболенские, не только продолжали здесь жить, но и самым активным образом участвовали до самой революции 1917 г. во многих сферах жизни села. Например, по сведениям селян, именно Чичерины обес­печили постройку сельчанам  добротных кирпичных домов в середине XIX века.

Но продолжим об Оболенских. Первым из них, кто обратил внимание на это пригородное козельское село, как было сказано выше, был Александр Петрович Оболенский (1780-1855 гг.) [16].

Он же  в 1845 г. построил здесь новый каменный храм «взамен при­шедшей в полную ветхость» деревянной Никольской церкви [17]. На «горке Ко­шачке», где и у Чичериных, располагалась усадьба и Оболенских.

 

Никольский храм в с. Березичи, фото 2006 г.

 

При Александре Оболенском хозяйство усадьбы, а эта «экономия»  приносила значительный доход своим хозяевам, получило свое новое разви­тие. Уже в сороковые годы XIX в.  здесь действовал свеклосахарный завод, дававший в год свыше 800 пудов сахарного песку на 6 тысяч рублей. Сахар поступал на продажу в Калугу и Москву. Сахарное производство обеспечи­вало крестьян работой. На заводе, пусть и в тяжёлых условиях, но выгодно для семей рабочих-селян, в те неурожайные голодные годы работало около 90 человек.

Кроме этого завода в Березичах князю принадлежала построенная по его инициативе писчебумажная фабрика, где было задействовано почти 100 человек. Фабрика эта, как филиал московской бумажной фабрики А.П. Обо­ленского, выпускала из местного сырья ежегодно до 7200 стоп писчей и обёрточной бумаги. Это производство приносило хозяину годовой доход в 10 тысяч рублей.


Дом Чебышевых в с. Аладино, Козельский уезд. Не сохранился,

фото 1914 г.

 

До нас, к сожалению, не дошло фотографии или даже какого-либо ри­сунка, по которым можно было бы судить о том, как выглядели дома Обо­ленских и Чичериных в старинной усадьбе «Березичи», что было поблизости от церкви. Однако какое-то представление об облике здания все же можно составить, взглянув на поме­щичьи дома, которые строились в ту пору по соседству. Так, например, в се­редине 20-х годов XIX века в с. Аладино Козельского уезда в усадьбе А.Н. Чебышева взамен сгоревшего  в ночь на 1 марта 1821 г. дома был построен новый двухэтажный особняк. Это, по заключению современников, был ти­пичный для средней полосы  России помещичий дом.

Т.А. Аксакова (Сиверс) в своих воспоминаниях описала внешний вид этого дома, имевшего «четыре белые колонны, мезонин, полукруглое окно на фронтоне и террасу, которая  широкой лестницей спускалась в сад, обвитая хмелем и диким виноградом. Обычно такой дом стоял 100 лет и видел в своих стенах 5 поколений одной семьи. Большинство этих домов погибли в огне пожаров после революции» [18].

Сохранилось фото здания, бывшего усадебного дома Чебышевых в селе Аладино. Сам дом был сожжен крестьянами после революции. По внешнему виду дома можно судить о том, как мог выглядеть и дом и первых Оболенских, владевших с. Березичами начиная с первой половины XIX века. Вполне могло быть так, что дом Чебышевых строился при участии А.П. Обо­ленского, который, во первых,  являлся в 1821 г. предводителем дворянства. Во-вторых, он самым активным образом, по свидетельству Т.А. Аксаковой (Сиверс), участвовал в судьбе владельцев сельца Аладино, строивших тогда свой дом.

В 1856 г., после смерти отца, имение перешло к 34-летнему сыну князя – Дмитрию Александровичу Оболенскому (1822-1881 гг.) [19] При нем помещичья усадьба, правильнее  сказать, «барский дом», ви­димо, неоднократно перестраивалась или даже строилась заново. Это было в моде того времени.

 

Село Березичи и его окрестности на карте 1850 г.

 

Дмитрий Оболенский оставил после себя интересные дневники.

Их строки донесли до нас, например, те особые чувства, которые испы­тывал молодой князь, вступая во владение этим отцовским имением. Вот что он пишет: «Страшно мне было решиться принять его со всеми теми обяза­тельствами, которые на нем лежат. Оно оценено в 73 тыс. рублей и в нем моих 13 тыс., а остальные 60 тыс. мне следует уплатить братьям, сестре [20] и другим лицам. Не надеясь на свое знание и понимание хозяйства, я восполь­зовался готовностью опытного хозяина – Николая Васильевича Ладыжен­ского [21] – меня сопровождать для осмотра имения и для определения его ценно­сти с тем, чтобы потом решиться принять его или отказаться. Итак, я отправился в Березичи с женою [22], со старшими детьми и Ладыженским» [23].

 

Д.А. Оболенский.

Фотопортрет работы Г. Деньера, СПб, 1865 г.


Затем автор дневника пишет: «Признаюсь, мне очень хотелось удер­жать имение: во-первых, потому что на то была воля Батюшки, который лю­бил это имение, и, во-вторых, потому что мне очень желательно иметь уго­лок, в котором можно найти занятие, ежели бы случилось по каким-нибудь непредвиденным обстоятельствам бросить службу. Как не уверен я в своей храбрости и в гражданском мужестве, но все же приятно иметь за собой ре­зервный уголок, куда бы можно было ретироваться в случае, ежели придется плохо…

Я был совершенно прав, не надеясь на свои познания хозяйственного дела. Когда приехал в деревню, то увидел, что не понимаю ни бельмеса в хо­зяйстве и не знаю, как взяться за дело. Спасибо Ладыженскому, который по­мог моему неведению. Основываясь на его советах, я решился оставить име­ние за собой, ибо оно стоит той суммы, в которую оценено покойным Ба­тюшкою и ежели, паче чаяния, дела мои запутаются так, что не буду знать, как развязать их, то всегда буду в состоянии продать имение и удовлетворить все лежащие на нем обязательства. В имении находятся две фабрики: одна для писчей бумаги, а вторая – сахарный завод. Первую я решил закрыть, а вторую, по возможности, улучшить и развить» [24].

На страницах дневника содержатся важные сведения о том, как отно­сился молодой хозяин-помещик к тогдашним жителям села Березичи.  Дмит­рий Оболенский пишет: «Все хозяйство Березичи основано на Сахарном за­воде и при хорошем управлении дело могло бы пойти хорошо, но в том глав­ная беда, что заочно заниматься нельзя, а управляющий, хотя мужик чест­ный, но не дальний и не распорядительный. К удивлению моему я не нашел, чтобы народ более тяготился крепостным правом, чем прежде, и этот вопрос в нем намного продвинулся вперед; они не довольны своим положением, но не более прежнего.

Впрочем, отношения крестьян к  помещику не остались прежними.        Перемена в сознании беззаконности  права  произошла не в крестьянах, а в помещике и, без сомнения, эта перемена  инстинктивно сознается народом. Я уверен, что мужички мои чувствовали, что барин их не уверен в законности своих прав, это видели они и в неумении моем и моей жены и в непонимании дела, одним словом, во всех моих поступках. Может быть, они объясняют все это моей глупостью, но не менее того они видят, что я в отцы им не гожусь, да и сам как-то совещусь быть главою такого семейства.

Я начал, как начал Тентетников в «Мертвых душах» Гоголя, я сделал разные льготы; освободил от поборов кур, яиц и проч. Прибавил им земли из господской запашки, избавил от зимних подвод в Москву и проч. Жена раз­дала много денег неимущим, также коров, лошадей – но толку из всего этого, я сам вижу, что будет мало. Впрочем, я убежден, что ежели бы мне возможно было часто бывать в деревне и жить там в году месяца 4, то и я бы научился делу и им бы было лучше» [25].