Главное меню

Анонс

Коммюнике 5 декабря 2015 г.


Благодарность, здоровая критика и конструктивное обсуждение материалов сайта способствуют его улучшению
и вдохновляет авторов на публикацию новых статей!

Пожертвовать на нужды «ЭНЦИКЛОПЕДИИ КОЗЕЛЬСКА»

Яндекс.Деньги 41001812434462

WebMoney R526676624487
или Z299278482546
или E342716984942

почта "ЭК":
kozelskcyclopedia
@yandex.ru

QR-Код сайта "ЭК"

QR-Code dieser Seite

Голосование

Каков, на ваш взгляд, БРЕНД города Козельска? Какая ассоциация для вас наиболее точно символизирует город Козельск, делает его отличным от других городов подобного уровня? Что делает сразу же узнаваемым город Козельск?

Поиск по сайту

ПРАЗДНИКИ СЕГОДНЯ

Revolver Map

Anti Right Click (Hide this by setting Show Title to No in the Module Manager)

МЕМОРИАЛИЗАЦИЯ НАСЛЕДИЯ: ИГРА СЛОВ ИЛИ, ВСЁ-ТАКИ, НЕЧТО БОЛЬШЕЕ… E-mail
(0 голоса, среднее 0 из 5)
РАЗДЕЛ>>"ЭК" В ДРУГИХ ПРОЕКТАХ - 1-я Мировая война (1914-1918):сохранение памяти
12.07.2016 20:30

Приглашаем к участию в работе

 

 

Кандидат исторических  наук С.А. Мозговой за подготовкой доклада о перспективах работы над научно-иследовательской работой, апрель 2016 г.

 

     Мы вам уже рассказывали о том, что «Энциклопедия Козельска» принимает участие в научно-исследовательской работе Института Наследия им. Д.С. Лихачёва, заданной Министерством Культуры РФ и посвящённой Первой мировой войне (об этом здесь). С мая по настоящее время нам (кандидат исторических наук С.А. Мозговой и кандидат военных наук С.А. Рябов) удалось продвинуться по пути уяснения темы, определить цель, задачи и главные вопросы, на которые предстоит ответить в работе «Разработка концепции мемориализации военно-исторического наследия первой Мировой войны» (В Плане НИР Института это Направление 13. Комплексное изучение исторического, военного, морского (подводного) и археологического культурного наследия, Тема 13.4). Понятно, что такая «Концепция…» призвана ответить на вопросы, которые ставят сегодня перед собой все, кто имеет отношение к сохранению памяти о самых значимых и неоднозначно воспринимаемых в России событиях в её истории.

     За первые два месяца работы мы подготовили и представили руководству Института Наследия свои предложения о целях, задачах, границах и этапах научной работы. Сделан предварительный анализ самой структуры памяти о Первой мировой войне и направлениях мемориализации наследия, в частности, о памятниках, сооружённых на территории России в период подготовки к 100-летнему юбилею со дня начала войны. Проанализирована нормативно-правовая база всей работы по этому направлению.

   Мы удовлетворены тем, что работа, за которую взялись, весьма созвучна и органично вписана в тематику и содержание всех других мероприятий, проводимых сегодня в Институте Наследия и призванных дать ответы на вопросы о том, как нам оценивать, как представлять такие сложные для понимания исторические явления как Гражданская война, Октябрьская революция и др. события. Достаточно назвать проведённую 16‒17 июня 2016 г. в Омске по инициативе Института Наследия  Всероссийскую научно-практическую конференцию «Гражданская война в России (1917‒1922 гг.): историческая память и проблемы мемориализации «красного» и «белого» движения» (о ней читать здесь).

    Или, взять, например, большую работу, проводимую в Институте Наследия по разработке проекта «Стратегии сохранения культуры и культурно-исторического наследия народов Российской Федерации. На период до 2030 года» (с ней можно познакомиться здесь).

    Мы понимаем ответственность за результаты работы и будем стараться реализовать в ней все свои замыслы в соответствии с уровнем подготовки. Надеемся на деятельное участие в ней всех других заинтересованных. Слово активному участнику работы С.А. Рябову, который делится своими мыслями. Мнение Сергея Алексеевича может не совпадать с мнением других участников научно-исследовательской работы. Публикация служит для привлечения к обсуждению круга затронутых вопросов всех заинтересованных.

 

Сергей Рябов, Институт Наследия

 

МЕМОРИАЛИЗАЦИЯ НАСЛЕДИЯ: ИГРА СЛОВ ИЛИ, ВСЁ-ТАКИ, НЕЧТО БОЛЬШЕЕ…

 

     Согласованная на всех уровнях организации научной работы тема работы звучит так: «Разработка Концепция мемориализации исторического наследия Первой мировой войны». Не сомневаясь в справедливости такой формулировки для лучшего уяснения целевых установок и формулирования задач исследования, тем не менее, обратимся к ставшему в последнее время модным слову «МЕМОРИАЛИЗАЦИЯ».

 

    Мемориализация, зачем нам нужен и так ли необходим такой термин?

    Уважаемый читатель, вам хорошо известно это «заезженное вдоль и поперёк» и иностранного корня словечко (memory – память), которое прочно заняло своё место в современной культурной среде. О распространённости термина свидетельствует, например, поисковик «Яндекс». По этому слову вы обнаружите 64 тысячи статей! Но…

    ОПРЕДЕЛЕНИЯ в них этому слову проссто НЕ СУЩЕСТВУЕТ!

    Есть грамматика, есть указание на то, кем и как оно употреблено. НО ТОЛЬКО НЕТ ОПРЕДЕЛЕНИЯ, что же это такое! Кстати вы нигде в интернете не найдёте и словосочетания МЕМОРИАЛИЗАЦИЯ НАСЛЕДИЯ, но об этом скажем ниже.  Мною прочитано три-четыре десятка статей самых разных авторов. Все многократно по делу и без применяют это слово, но не ГОВОРЯТ, ЧТО ЖЕ ОНИ ПОД НИМ ПОНИМАЮТ.

     Наша коллега Наталья Владимировна Кузина подсказала, что существует такой способ определить понятие, как перечислить его слагаемые, функции и т.п.


Кандидат военных наук С.А. Рябов – участник научно-исследовательской работы

 

    Спасибо ей, мы уяснили, что в нашем случае МЕМОРИАЛИЗАЦИЯ - это некая сумма действий, способствующих сохранению и передачи потомкам памяти о чём-то. Такой вывод можно сделать и из содержания статей, с которыми удалось познакомиться. Но сколько и чего понимается под этими самыми действиями? Прочитайте, например статью «МЕМОРИАЛИЗАЦИЯ ХОЛОКОСТА» в «Википедии» в интернете. Это перечень слагаемых мер, которые предприняты для того, чтобы это страшное явление – холокост – никогда не повторилось, для чего навсегда бы вошло в нашу память.      Это очень справедливо и нужно!  Но «подкатегориями» «мемориализации холокоста», оказываются, наряду с музеями и исследовательскими центрами, ещё и   памятники репрессированным геям и лесбиянкам, мемориалы и площади, посвящённые гомосексуалистам (посмотрите сами, например, здесь).

    Кстати, в интернете, кроме холокоста, вы, похоже, не найдёте ни одного другого события мировой истории, к которому была применена эта самая «мемориализация».

    НЕЛЬЗЯ ЛИ НАМ ОБОЙТИСЬ БЕЗ ЭТОГО ИНОСТРАННОГО СЛОВА «МЕМОРИАЛИЗАЦИЯ»?

    Может быть, нам применять наше исконное, родное и русское словосочетание – СОХРАНЕНИЕ ПАМЯТИ?

  В словаре Владимира Даля находим: «ПАМЯТЬ. ЖЕН. (МНИТЬ, МНЕТИ) СПОСОБНОСТЬ ПОМНИТЬ, НЕ ЗАБЫВАТЬ ПРОШЛОГО; СВОЙСТВО ДУШИ ХРАНИТЬ, ПОМНИТЬ СОЗНАНЬЕ О БЫЛОМ. ПАМЯТЬ, ОТНОСИТЕЛЬНО ПРОШЛОГО, ТО ЖЕ. ЧТО ЗАКЛЮЧЕНЬЕ, ДОГАДКА И ВООБРАЖЕНЬЕ, ОТНОСИТЕЛЬНО БУДУЩЕГО. ЯСНОВИДЕНИЕ БУДУЩЕГО ПРОТИВОПОЛОЖНО ПАМЯТИ БЫЛОГО».

   Вчитайтесь ещё и ещё раз в эти строки!   Вот они, наши СКРЕПЫ, наша ДУХОВНОСТЬ!!!

  Поиски ответа на интересующий меня вопрос о смысле и значении, а также о нужности слова «мемориализация» привели к простому, незамысловатому ответу: ВПОЛНЕ МОЖНО ОБОЙТИСЬ БЕЗ НЕГО, СКАЗАВ ВСЁ ПО-НАШЕНСКИ ПО-РУССКИ.

   Наш глубокоуважаемый Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин на церемонии открытия монумента героям, павшим в годы Первой мировой в своей речи чётко, недвусмысленно и именно по-русски перечислил основные слагаемы этой самой «мемориализации». Заметим, не применив этого модного словечка.

  

Он сказал: «Сегодня мы восстанавливаем связь времён, непрерывность нашей истории, и Первая мировая война, её полководцы, солдаты обретают в ней достойное место (как у нас в народе говорят, «лучше поздно, чем никогда»), а в наших сердцах приобретается та священная память, что заслужили по праву воины Первой мировой. Справедливость торжествует на страницах книг и учебников, в средствах массовой информации, в кинолентах и, конечно, в таких мемориалах, который мы с вами открываем сего дня. Это должно продолжаться. Необходима масштабная просветительская работа, серьёзные исследования в архивах. Они позволят точно узнать и причины, и ход этой войны, составить поимённый список её участников, чтобы новые поколения узнали о судьбе своих предков, сложили историю своих семей» (отсюда).

  

    «Сохранение памяти Первой мировой войны» во имя торжества справедливости. Это, куда лучше, чем «мемориализация». Патриотичнее!!!

   Не сомневаясь в справедливости формулировки темы, как она звучит в задании на разработку НИР, представляется, что непременно следует сказать о нашем понимании терминов ПАМЯТЬ, СОХРАНЕНИЕ ПАМЯТИ, а, может быть, и скорректировать затем и название конечного продукта – КОНЦЕПЦИЯ СОХРАНЕНИЯ ПАМЯТИ…

 

     О терминах   «МЕМОРИАЛИЗАЦИЯ» и «НАСЛЕДИЕ», поставленных в один ряд.

 

   Включённые в тему два понятия «МЕМОРИАЛИЗАЦИЯ» и «НАСЛЕДИЕ» также требуют обратить на них внимания с точки зрения справедливости употребления одного в связке с другим. Понятно, что эти два слова выступают ключевыми понятиями. Без определения их невозможно уяснить тему, формулировать замысел (цель, задач, предмета и объект исследования, установление границ, этапов и участников, наконец, утверждение вида-формы конечного продукта). О рабочей гипотезе, даже и говорить не приходится, насколько важно специально оговорить тезаурус.

    Поставленные в один ряд в названии темы эти самые МЕМОРИАЛИЗАЦИЯ И НАСЛЕДИЕ, не являют ли они нам риторическую фигуру – тавтологию. Это когда необоснованно близкие по смыслу слова необоснованно повторяются. Наверное, вы помните такие образцы тавтологии, как «масло масляное», «спросить вопрос» и т.п.?

     Ведь понятно, что не может быть какого-то наследия, если оно уже изначально не оценено с точки зрения цены, важности, значимости. Если не стало понятным, что это самое, что мы понимаем под наследием, не выделено из всей среды нашего с вами наличного «имущества».

   Мне, как автору проекта «Энциклопедия Козельска» и ведущему одноимённый сайт (http://www.kozelskcyclopedia.ru) приходят на ум замечательные слова Владимира Солоухина об Оптиной Пустыни, что под Козельском. Начиная работу над книгой «Время собирать камни», Владимир Алексеевич побывал в Козельске. Был на территории лежащего в то время в руинах монастыря в пос. Оптино и превращённого к тому времени в «подворье» МТС (механизировано-транспортная станция). Свою книгу великий русский писатель и один из центральных инициаторов восстановления этой старинной обители начинает словами: «Американцы вон (у них денег - куры не клюют) все теперь покупают, коллекционируют. Покупают даже у англичан старые мосты через Темзу. Шелестел одно время слушок, что приценялись к "Василию Блаженному". Пофантазируем, сколько бы они могли заплатить за русский монастырь (с аукциона), основанный в четырнадцатом веке, со всеми его стенами, башнями, соборами, старинными иконами, могилами известных людей, колоколами, библиотекой в тридцать тысяч томов (плюс старинные рукописи в количестве сотен тысяч штук), если бы к тому же этот монастырь мемориально был связан с именами русских писателей Гоголя, Жуковского, А. К. Толстого, Тургенева, Достоевского, братьев Киреевских, Жемчужникова, Апухтина, Максимовича, Соловьева, Леонтьева, Льва Толстого... Если бы доподлинно было известно, что Толстой, совершив свой уход из Ясной Поляны, остановился сначала именно в этом монастыре, а Достоевский именно на основе этого монастыря построил свой лучший роман "Братья Карамазовы"?

- Где, где продается такой монастырь? - закричали бы скупщики ценностей, - заверните, за ценой мы не постоим!

- Нет! - можно было бы ответить американцам. - Это наша национальная, культурная, историческая ценность. Ее нельзя купить, у нее нет цены….

   Называется эта вещь - Оптина пустынь, а валяется она в довольно-таки беспризорном состоянии в трех километрах от города Козельска в Калужской области, на берегу реки Жиздры».

    Извините за пространное цитирование, настоятельно рекомендую всем перечитать это замечательное произведение ещё раз (например, здесь).

    И тогда вы поймёте, что НАСЛЕДИЕ, коль мы применили это слово, предполагает, что это то, что уже, так или иначе, но ПАМЯТНО. Что окружено нашей памятью, включено в неё… То есть это то, что МЕМОРИАЛИЗОВАНО. Другое дело, в какой степени это состоялось!

   Но говорить о МЕМОРИАЛИЗАЦИИ НАСЛЕДИЯ, это либо не знать о том, что такое наследие, либо вкладывать в два наших слова какой-то иной смысл. Который обязательно нужно очень ДЕТАЛЬНО и ЗАНОВО определить, указать, «разжевать». Добиться согласия всех с какими-то новыми смыслами, которые известны только нам.

    Наследие - явления культуры и быта людей, оставшиеся от прежних времен. Культурное же наследие это часть материальной и духовной культуры, созданная прошлыми поколениями и передающаяся будущим как нечто ценное и почитаемое. Это наследие есть что-то унаследованное, воспринятое от прежних поколений, от предшественников. И, уж конечно, это то, что держат в памяти!

    Отсюда, на мой взгляд, приступив к работе, нам не только следует уяснить самим и подробно разъяснить другим смыслы применяемых понятий, но и самим сделать вывод о том, что правильнее будет вести речь в работе, всё же, о МЕМОРИАЛИЗАЦИИ ПРОШЛОГО, то есть, вести речь о МЕМОРИАЛИЗАЦИИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ, её событий, личностей, мест, топонимов и пр.

 

    Пару слов о «конечном продукте» научно-исследовательской работы

 

    В той теме, как она сформулирована (смотри выше), названо то, что должно быть на выходе. А это, именно КОНЦЕПЦИЯ! Речь, надо понимать, идёт о том, чтобы этот рождённый в Институте Наследия программный и перспективный документ применялся бы затем повсеместно. На федеральном, региональном и местном уровнях. На территории России и за её пределами, где сохраняется память о наших воинах, военнопленных и т.д. и т.п. Простите, но готов ли у нас кто-то сегодня «родить» нечто подобное? Да и надо ли кому-то очень «зарежимливающее», дежурно-кабинетное произведение научной работы. Очень формальный документ, читай, результат исследования.

    Никто не сомневается в том, что нужно исследовать, находить ответы на вопросы, предлагать направления и пути совершенствования этой самой работы с памятью о войне. Но не надо вгонять её в ложе «Концепции».

   На сегодняшний день в рамках подготовки к 100-летию начала Первой мировой войны в августе 1914 г. уже проделана большая работа. Взгляните на мероприятия, проведённые по всей стране, «побродите» по сайтам, посвящённым одной из страшнейших бед XX века (здесь, здесь).

    У нас есть главное! Накоплен опыт работы! Посмотрите в «Киберленинке» (здесь) статьи, посвящённые этой самой «мемориализации». Огромная теоретическая база уже сформировалась. Задача состоит в том, чтобы проанализировать достигнутое. Причём нужно анализировать не только то, что уже реализовано, но, и ЭТО ГЛАВНОЕ, что предлагалось сделать, но было по разным, прежде всего по идеологическим соображениям, БЫЛО ОТВЕРГНУТО. Нужно изучить эти самые ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ СООБРАЖЕНИЯ, ставшие основой для отвода проектов монументов, памятных досок, повесток заседаний советов и тем конференций, посвящённых Великой войне.

     Полезная работа для уяснения наших мировоззрений на Первую мировую войну, если хотите, для выработки и применение «толерантности» относительно этой самой войны.

    Тогда мы поймём, быть может, что такое «коммеморация» (ещё одно модное словечко), по-русски обозначающее, всего лишь, акт передачи мировоззренчески значимой информации путём увековечения определённых лиц и событий. Иными словами, введение образов прошлого в пласт современной культуры.

     В Институте Наследия было бы полезным обратиться к такому предмету исследования - «ПОЛИТИКА ПАМЯТИ». Для того, чтобы установить способы и процесс идеологизации прошлого, создания НЕОБХОДИМЫХ ВЛАСТИ социальных представлений и национальных символов. И на основе результатов такой научно-исследовательской работы, уже ПОДУМАТЬ О КОНЦЕПЦИИ сохранения памяти о тех или иных лицах и событиях от различных периодов нашей истории. Сегодня открываются горизонты для того, чтобы реализовать такую задачу. Я имею ввиду принятие, насколько мне известно, Учёным советом Института за основу проекта «Стратегии сохранения культуры и культурно-исторического наследия народов Российской Федерации. На период до 2030 года» (познакомиться можно здесь). Представляется, что для установления и обоснования всего того, что наша культура передала бы о Первой мировой войне будущему – ближайшему и отдалённому – СТРАТЕГИЯ… должна стать базовым основанием. Вне «Стратегии сохранения культуры и культурно-исторического наследия народов Российской Федерации» ставить вопрос о разработке КОНЦЕПЦИИ СОХРАНЕНИЯ ПАМЯТИ не возможно.

     Стратегия должна, на мой взгляд, ответить на вопрос о том, какова у нас ПОЛИТИКА ПАМЯТИ (КОНЦЕПЦИЯ ПАМЯТИ).

    Без ПОЛИТИКИ ПАМЯТИ вести речь о КОНЦЕПЦИИ ПАМЯТИ О ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ, это то же самое, что требовать молока, не имея коровы, или хотеть мёда без пчёл. Вот почему, понимая всю важность научно-исследовательской работы «Разработка концепции мемориализации военно-исторического наследия первой Мировой войны», одним из составляющих конечного продукта стало бы ОБОСНОВАНИЕ НЕОБХОДИМОСТИ ВНЕДРЕНИЯ НОВОГО ВАЖНОГО НАПРАВЛЕНИЯ РАБОТЫ В ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИНСТИТУТА.

   Нужна, быть может, организация работы по целенаправленному изучению КУЛЬТУРЫ ПАМЯТИ в целом. Только изучив саму ПАМЯТЬ (не в физиологическом, а в социально-культурном аспекте), можно задаться целью УСТАНОВИТЬ НАПРАВЛЕНИЯ и ПРЕДЛОЖИТЬ ПУТИ увековечения в масштабе всей страны явлений и лиц к ним причастных, в том числе, и от Первой мировой войны. Может быть, полезно даже создать в Институте некий международный (применительно к Первой мировой войне) ЦЕНТР ПО ИЗУЧЕНИЮ ПАМЯТИ, включив в него «музейщиков», «историков» и пр. специалистов. Привлечь «психологов» и др. Тогда можно будет изучить и понять ключевые процессы. Например, о том, как «память» (нематериальный компонент) превращается в «наследие», или как соотносятся и взаимодействуют «память» и «история» и др. проблемы.

    Иными словами, нам всем нужно обратить внимание на мировую науку, которая обозначается англоязычным термином «memory studies». Простите, не удержался, чтобы не произнести ещё одно модное словечко. Может быть, сказать и по-другому: нам нужно искать ответ на вопрос - как нам музееализировать нематериальное наследие!?

   Итогом работы по изучению памяти о Первой мировой войне в процессе научно-исследовательской работы, станет НАУЧНЫЙ ОТЧЁТ, в котором будут ФОРМУЛИРОВАНЫ НАПРАВЛЕНИЯ сохранения ПАМЯТИ. Будут содержаться обоснованные предложения, одно из которых, как раз, и разработать у нас в стране некую Программу (м.б. и Концепцию) сохранения памяти о важнейших событиях нашей истории, включая Первую мировую войну. Здесь же мы предложим и перечень мероприятий! Представляется, что такая Концепция может быть рождена трудом большого количества учёных и экспертов и не за один год – два-три.

    Итогом такой работы может стать КОНЦЕПЦИЯ ПАМЯТИ как программный документ. Горизонтом её может стать, например, 2024 год, когда мы будем отмечать 110-летие начала Первой мировой войны.

  

    О сроках на проведение научно-исследовательской работы

 

   Ни революционные события 1917 г., ни «Декрет о мире», принятый 26 октября 1917 г. на 2-м Всероссийском съезде Советов и переговоры с Германией, которые начались 20 ноября 1917 г. в Брест-Литовске, не вывели Россию из состояния войны. Достаточно вспомнить, что угроза дальнейшего продвижения германских войск побудила советское правительство в марте 1918 года перенести столицу из Петрограда в Москву. 3 марта 1918 г. советская делегация подписала мирный договор с Германией очень тяжелых условиях. Были утрачены Польша, Литва, Латвия, часть Белоруссии. Исключалось военное присутствие Советских войск в Прибалтике, Финляндии, на Украине и Россия обязалась демобилизовать армию, передать Германии корабли Черноморского флота, выплатить денежную контрибуцию. Всё это актуализирует наш интерес к периоду российской истории в границах 1914-1918 гг., требует ещё и ещё раз обращать свой взгляд в прошлое.

    11 ноября 2018 г. весь мир будет отмечать 100-летие завершения Первой мировой войны (28 июля 1914 -11 ноября 1918) — одного из самых широкомасштабных вооружённых конфликтов в истории человечества. Не в стороне от мероприятий будет и Российская Федерация.

Таким образом, ключевая дата, к которой бы нам хорошо завершить научно-исследовательскую работу, ЗАЯВИВ И ОБОСНОВАВ НЕОБХОДИМОСТЬ РАЗРАБОТКИ КОНЦЕПЦИИ ПАМЯТИ О ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ – это ноябрь 2018 года. Ко времени 100-летия завершения этой самой войны.

     К этому времени, самое правильное, будет отчитаться в том, какая работа была развёрнута и что удалось сделать. Сказать о том, что к участию в работе по подготовке КОНЦЕПЦИИ ПАМЯТИ О ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ привлечены серьёзные научные силы страны и разнообразные специалисты в сфере культурного наследия, назвать, какие задачи перед ними поставлены.

     Таковы, кратко, некоторые соображения, с которыми лично я приступил к очень интересной для меня во всех смыслах работе. К работе, в ходе которой, я надеюсь, всех нас ожидает немало интересных открытий, которыми мы с вами с удовольствием поделимся в наших следующих публикациях.

 

«ЭНЦИКЛОПЕДИЯ КОЗЕЛЬСКА» - с 2006 года творческая лаборатория изначально Сектора живой традиционной культуры Института Наследия - является ныне рабочей площадкой Центра исторического наследия. Здесь мы планируем освещать работу и над темой НИР «Разработка концепции мемориализации военно-исторического наследия первой Мировой войны»,

поэтому мы приглашаем всех к обсуждению затронутых здесь вопросов.

 

Пишите, Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Зарегистрированные пользователи сайта могут оставлять свои комментарии непосредственно на сайте здесь.

 

Сергей Рябов, июнь-июль 2016 года

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить