Главное меню

Регистрация/Вход

Регистрация даст полный доступ к материалам сайта и возможность оставлять комментарии!

Анонс

Коммюнике 5 декабря 2015 г.


Благодарность, здоровая критика и конструктивное обсуждение материалов сайта способствуют его улучшению
и вдохновляет авторов на публикацию новых статей!

Пожертвовать на нужды «ЭНЦИКЛОПЕДИИ КОЗЕЛЬСКА»

Яндекс.Деньги 41001812434462

WebMoney R526676624487
или Z299278482546
или E342716984942

почта "ЭК":
kozelskcyclopedia
@yandex.ru

В Н И М А Н И Е!

ПОЛНЫЙ ДОСТУП К АВТОРСКИМ ПУБЛИКАЦИЯМ И КОММЕНТАРИЯМ, А ТАКЖЕ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОЛЬЗОВАНИЯ "ПОИСКОМ" ПО САЙТУ
ДАЮТСЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ЗАРЕГ-НЫМ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМ!
То есть, тем, КТО "В СТРОЮ"

В СВЯЗИ С АКТИВИЗАЦИЕЙ
ПОПЫТОК "УРОНИТЬ" САЙТ
ВАЛОМ АВТОРЕГОВ,
МЫ ВЫНУЖДЕНЫ ЗАКРЫТЬ РЕГИСТРАЦИЮ НОВЫХ
ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
ОБЫЧНЫМ ПОРЯДКОМ.

ПИШИТЕ НА САЙТ,
ЗАРЕГИСТРИРУЕМ!

Извините за неудобство, спасибо за понимание!

QR-Код сайта "ЭК"

QR-Code dieser Seite

Голосование

Каков, на ваш взгляд, БРЕНД города Козельска? Какая ассоциация для вас наиболее точно символизирует город Козельск, делает его отличным от других городов подобного уровня? Что делает сразу же узнаваемым город Козельск?

Поиск по сайту

ПРАЗДНИКИ СЕГОДНЯ

Revolver Map

Anti Right Click (Hide this by setting Show Title to No in the Module Manager)

КОЗЕЛЬСКИЕ ПОЛОТНЯНЫЕ ФАБРИКИ В 1828 ГОДУ E-mail
(1 голос, среднее 5.00 из 5)
главный раздел - Новости
02.04.2017 18:19

Уважаемый читатель! Приходилось ли вам интересоваться темой дальних плаваний кораблей под парусами? А вы разглядывали, скажем,  оснастку кораблей, на которых русский мореплаватель Фаддей Беллинсгаузен в 1819, 1820 и 1821 гг. на шлюпах «Восток» и «Мирный» осуществил кругосветное путешествие вокруг света? Если вы в теме, то вы поймёте, что мы имеем в виду.

ПАРУСА – вот что двигало корабли отважных русских мореплавателей в дальние страны. Так вот они, эти самые паруса, изготавливались на мануфактурах (фабриках). Одним из лидеров в производстве ткани, шедшей на паруса, был наш славный город Козельск.

Без преувеличения скажем, что знаменитая козельская парусина вместе с мачтами, сделанными из здешних сосен, впитали соль всех морей и океанов. Обтрёпанная ветрами, прожжённая и пробитая ядрами, тяжёлая плотная конопляная ткань на корабельных мачтах славила по всему миру наш Козельск, откуда она была родом.

ПАРУСИНА – вот один из старинных брендов Козельска. Другой – МАЧТОВЫЕ КОРАБЕЛЬНЫЕ СОСНЫ из заповедных государевых Козельских засек. О мачтах мы вам ещё расскажем.

Сегодня же об очень сложном и трудозатратном производстве парусины на козельских фабриках в первой половине XIX в.  рассказывает всем нам замечательный краевед Любовь Филинова.

 

Шлюпы «Восток» и «Мирный» у берегов Антарктиды, художник А. Заикин

 

Любовь Филинова

 

КОЗЕЛЬСКИЕ ПОЛОТНЯНЫЕ ФАБРИКИ В 1828 ГОДУ

 

Козельск когда-то славился своими полотняно-парусными фабриками...

А что мы об этом знаем?

 

Полистаем первый номер «Журнала мануфактур и торговли» за 1830 год, который издавался в Петербурге ежемесячно в l825-1866 годах, (в 1861-1863 годах под названием «Промышленность»). Нас интересует доклад «Состояние фабрик и заводов в Калужской губернии в 1828 году», а вернее, его раздел, посвященный парусно-полотняным фабрикам.

В то время весь флот был только парусный, Паруса изготавливались из прочной и, главное, устойчивой к гниению ткани – парусины. А парусину (постоянно испытывающую воздействие воды) ткали из конопли, волокно которой представляет собой грубую, прочную пеньку, Канаты, которыми натягивали паруса, тоже делали из пеньки, так как она более устойчива и прочна, чем льняное или хлопковое волокно.

 

 

 

 


Два вида ткацких станков XIX в. Какими были те, которые использовались на козельских фабриках, мы пока не знаем? Уверены, что с вашей помощью нам удастся узнать, какими внешне были эти нехитрые приспособления

 

В подзаголовке доклада сообщается, что Калужская губерния своими парусными полотнами занимала в то время первое место среди всех остальных губерний страны. Некоторые фабрики калужского региона существовали еще со времен императора Петра I.

В 1828 году в нашей губернии работало 12 парусных фабрик: две в Калуге и Калужском уезде, пять в Козельском уезде, четыре в Медынском уезде и одна в Мосальском. На всех этих фабриках в отчетном году было изготовлено 34474 куска парусных полотен (еще указом Петра I было определено, что в куске должно быть 50 аршин (35,5 метра) длины и один аршин с вершком (75,4 см) ширины, вес куска мог быть от 52 до 57 фунтов (20,8 - 22,8 кг); из них на экспорт было отправлено в Санкт-Петербургский порт более 24000 кусков (что составляло более третьей части всего отпуска парусных полотен из России за границу).  Если в среднем один кусок полотна стоил в то время 65 рублей, то калужские фабрики за 1828 год продали товара за границу на сумму более полутора миллионов рублей. На всех 12 фабриках было 1628 ткацких станов; 5400 мастеровых и рабочих.

Как видим, по числу фабрик в Калужской губернии первенствовал Козельский уезд.

Изучим наши фабрики повнимательнее.

В то время на каждые 100 станов требовалось до 220 человек: для толчения пеньки на пестовых мельницах 2 человека, для чесания ее на железных щетках 22 человека, 20 мыларей для отваривания пряжи в щелоке (отваре золы), 2 сновальщика, 100 ткачей, 25 шпульников, 30 цевошников, 3 разборщика, 4 аппретурщика, выглаживающих полотна гладкими камнями и 15 простых рабочих. Сновальщики натягивали на ткацкий стан подготовленную основную пряжу, цевошники - прокладывали нити утка, шпульники - те, кто мотали шпули-цевки.

Только женщин, занятых в полотняной промышленности, по Калужской губернии, по официальным подсчетам, в 30-е годы XIX века значилось более 100 тысяч. Они летом пряли основную пряжу, а зимой уточную, Каждая женщина могла выпрясть в свободное от хозяйственных занятий время в год до 2,5 пуда пряжи. Из пуда (16 кг) пеньки после ее толчения отчесывалось до 14 фунтов (5,6 кг) лучшей, которая и употреблялась для прядения более крутой основной пряжи. Из оческов выпрядалась более толстая и отлогая уточная пряжа.

Под первым номером в докладе описана фабрика гвардии поручика Александра Федоровича Полторацкого, которая располагалась в его собственном имении, в селе Клыкове Козельского уезда. История производства в этом селе началась в 1782 году, когда статский советник Анисим Титович Князев и построил парусную фабрику, а в 1790 году продал ее подполковнице Анне Петровне Полторацкой (при ней производство было на 150 ткацких станах). Через пять лет Анна Петровна продала фабрику гвардии прапорщику Николаю Петровичу Хлебникову (количество станов сохранилось). Далее в докладе сообщается, что в 1814 году фабрику купил полковник Федор Маркович Полторацкий. Но тут описка в последней или предпоследней цифре и, скорее всего, речь идет о 1804-м или 1811-м годах. Проверимся по «Ведомости о мануфактурах в России за 1812 год», напечатанной в типографии военного министерства, в Санкт-Петербурге. Среди полотняных фабрик упоминается заведение полковника Федора Полторацкого в Козельском уезде: 64 стана, 160 помещичьих крепостных людей и 40 вольнонаемных. В течение 1812 года выработано 62325 аршинов полотен и все это количество продано.

А в «Журнале мануфактур и торговли» №1 за 1830 год далее сообщается, что в 1812 году фабрика Полторацкого сгорела. Но в 1813 году уже снова работали 70 ткацких станов; и в 1821 году Федор Маркович передал руководство фабрикой своему сыну гвардии поручику Александру Федоровичу Полторацкому; и к 1828 году действовали 102 стана. Фабрика располагалась в каменном строении 70 саженей длины. Беление пряжи производилось золой, для этого вниз по реке Серене, располагались каменные мыларня и зольный погреб. Пенька сырцовая и пряжа суровая и белая покупались в Калуге, Козельске, Мещовске, Перемышле и Белеве, а зола у крестьян Мосальского, Жиздринского и Козельского уездов.

В 1828 году на фабрике Полторацкого был произведен 1891 кусок парусных полотен, из них 202 куска было продано в Москве, а в Санкт-Петербургский порт на экспорт доставлено 1674 куска.

На фабрике работало 178 человек: 50 наемных, остальные - крепостные Полторацких. Один мастер, двое подмастерьев, 52 рабочих на станах, и 50 нанятых. При мыларне тоже один мастер и 12 рабочих, Разнорабочие: 20 человек чесали пеньку в тюки, 10 человек трясли на мыларне пряжу, один сновальщик, при нем 22 шпульника, три столяра, два бердовщика, два кузнеца.

Судя по «Ведомости о мануфактурах в России за 1812 год» на тот год в Калужской губернии было 15 полотняных фабрик. Из них две фабрики принадлежали Брюзгиным: одна купца Василия Брюзгина в Козельске (72 стана, 147 вольнонаемных, 84200 аршин выработано и 29850 аршин продано), вторая купцов Дмитрия и Ивана Брюзгиных в Козельском уезде (248 станов, 513 вольнонаемных, 178000 аршин выработано и 203500 аршин продано).

А в докладе «Состояние фабрик и заводов в Калужской губернии в 1828 году» под вторым номером указана парусная фабрика козельского 2-й гильдии купца Ивана Брюзгина, которая находилась при его собственном доме. Эту фабрику на 264 стана в 1797 году основали два брата Иван и Дмитрий Брюзгины, а в 1826 году братья производство разделили и Ивану достались 144 стана. Фабрика имела три корпуса каменных и два деревянных, где находились 18 ткацких светлиц. Еще были два деревянных складских амбара для товара и деревянная же светлица, в которой сновались основы.

На берегу Жиздры, в полуверсте от Козельска, на наемной земле находились две деревянные мыларни для беления пряжи. В них для варки пряжи было 6 железных котлов и 12 деревянных чанов, в которых переливалась щелоками пряжа. При каждой мыларне было построено по избе, в которых выжимали пряжу из щелоков, да и просто жили работники фабрики.  Там же на берегу Жиздры еще были два деревянных амбара для хранения товара, один деревянный зольник для ссыпки золы, деревянная изба для разборки белой пряжи; деревянная чесальня для чесания пеньковых тюков, амбар для хранения пеньки и пеньковых тюков. Пряжа вывешивалась на ярусы на столбах. Наемная земля, судя по «Ведомости о Благовещенской церкви города Козельска» за 1848-й год, принадлежала этой церкви, но за 45 рублей серебром в год сдавалась под фабричные заведения козельских купцов и фабрикантов Брюзгиных и Зотовых.

Пряжа суровая покупалась в Козельске: варилась и белилась в мыларнях при фабрике; пенька сырцовая и трепаная покупалась в Козельске и в других городах Калужской губернии, а обрабатывалась при фабрике; зола и прочие материалы покупались на месте и в других губерниях.

В 1828 году на фабрике Ивана Брюзгина на 144 станах было выткано 4066 кусков парусных полотен, и все это количество было отправлено в Санкт-Петербург «для заморского отпуска».

А работало тогда 288 вольнонаемных людей: в мастерстве - 150, в простых работах – 138. В городе два мастера, 144 ткача, 28 цевошников. В мыларне на Жиздре 2 мастера для мытья пряжи, 30 работников для беления пряжи, 2 сновальщика, 32 шпульника, 36 чесачей, 3 сторожа и 20 тресельщиков.

В книге О.Ю. Хомутовой «Калужское гильдейское купечество» в 1850 году упоминаются три козельские фабрики, которые принадлежали купцу I гильдии Ф.И. Брюзгину (400, 170 и 100 станов).  Возможно, это сын Ивана продолжил дело отца?

Третьим номером в докладе значится парусная фабрика козельского 2-й гильдии купца и фабриканта Федосея Зотова с братьями в собственном доме на крепостной земле. В книге М. Попроцкого «Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба, Калужская губерния» указан год основания фабрики Зотовых - 1800-й, Фабрика первоначально была устроена хозяевами в казенном строении на 48 станов, с одной мыларней.

В 1810 году к зданию фабрики было пристроено каменное строение на 16 станов, в 1811 году еще добавлен деревянный корпус на 16 станов; в 1823 году другой деревянный корпус на 24 стана; в 1825 году еще деревянный же корпус на 16 станов, и в 1827 году каменный корпус на 32 стана. Таким образом, эта фабрика, постоянно расширяясь, к 1828 году работала на 152 станах. Мыларня находилась за Козельском, на городской выгонной земле, по договору из платы.

Материалы те же и покупались в тех же местах, как на фабрике Ивана Брюзгина. В 1828 году на фабрике Зотовых было выделано 4000 кусков парусных полотен. Почти все это количество было отправлено в Санкт-Петербургский порт на экспорт.

Всего здесь работало 299 вольнонаемных людей: два мастера, 152 ткача, 38 цевочников, 3 сновальщика, 40 шпульников, 30 чесачей, 30 мыларей, 2 плотника, 3 сторожа.

А в «Ведомости о мануфактурах в России за 1812 год» в Козельске упоминается полотняная фабрика купца Михайлы Зотова (80 станов, 152 вольнонаемных работника, за 1812 год выработано 70000 аршин полотняного материала и 50000 аршин продано). Вероятно, речь идет об отце Федосея с братьями.

В книге О.Ю. Хомутовой «Калужское гильдейское купечество» в 1850 году в Козельске упоминается фабрика на 120 станов купца II гильдии Феодосия Михайловича Зотова с братьями. Далее описывается парусная фабрика козельского 2-й гильдии купца Дмитрия Брюзгина, которая находилась на купленной земле при собственном каменном доме в Козельске, в четырех каменных корпусах.

Как выше упоминалось, фабрика Брюзгиных основана была в 1797 году, на общий капитал с братом его родным, козельским же 2-й гильдии купцом Иваном Брюзгиным на 264 стана, а при разделе в 1826 году, ему, Дмитрию, досталось 120 станов. И в том же 1826 году Дмитрий построил новый каменный фабричный корпус, крытый железом, на 48 станов.

У Дмитрия была еще и вторая фабрика на 96 станов в каменном корпусе с деревянным флигелем, амбарами и прочими сооружениями. Находилась тоже в Козельске и содержалась по найму.

Для беления пряжи имелись на наемной земле три мыларни, близ Козельска при реке Жиздре. В тех мыларнях для варки пряжи было 9 железных котлов и 18 деревянных чанов, в которых переливалась щелоками пряжа; при каждой мыларне находилось по одной избе для выжимания из щелоков пряжи и проживания рабочих людей. Там же были 4 амбара для товаров и хранения золы, и две избы для разборки белой пряжи; для вывешивания ее на дворе были сделаны ярусы на столбах.

Материалы покупались там же, как показано в предыдущих двух фабриках.

В 1828 году на обеих фабриках, на 264 станах, выделано было парусных полотен 6600 кусков. Практически все это количество было отправлено в Санкт-Петербург, а оттуда – за границу.

У Дмитрия Брюзгина в то время работало 475 вольнонаемных людей, В Козельске – два мастера, 264 ткача, 45 цевочников. В мыларнях 3 мастера для мытья пряжи, 45 работников, 3 сновальщика, 45 шпульников, 50 чесачей, 12 тресельщиков, и шестеро «в простых работах».

Пятым номером значится парусная фабрика козельского 2-й гильдии купца Ивана Коноплева, что находилась при его собственном каменном доме в Козельске. Построена эта фабрика в 1800 году (в докладе так, но в других источниках указан 1806-й год) отцом Ивана Коноплева. Первоначально было деревянное строение на 40 станов, при одной мыларне; в 1810 году к деревянному было пристроено каменное строение на 64 стана; в 1811 году деревянное строение уничтожили и построили корпус на 48 станов; а в 1827 году еще пристроено каменное строение на 32 стана, Таким образом, за 20 лет фабрика почти втрое расширилась, и к 1828 году работала на 144 станах,

Беление производилось посредством варения пряжи в щелоках и развешиванием на шестах; для этого имелась специально устроенная близ Козельска мыларня, в которой для выварки пряжи было пять железных котлов и 10 деревянных чанов для перемывки пряжи щелоком; четыре избы для выжимки пряжи и проживания рабочих людей, с амбарами для хранения товара и ссыпки золы.

Пряжа суровая и пенька сырцовая и трепаная покупалась в Козельске и других городах Калужской губернии. Поташ и зола смольчуг приобретались частью в Козельске, а частью в Могилевской, Черниговской и Минской губерниях; прочие материалы на месте. Всего работало 316 вольнонаемных людей: 150 в мастерстве, 166 в простых работах. В 1828 году фабрикой Коноплева было выделано 3500 кусков парусных полотен, из них 3200 кусков было отправлено в Санкт-Петербург, на экспорт.

А в «Ведомости о мануфактурах в России за 1812 год» находим информацию о фабрике купца Семена Коноплева в городе Козельске (120 станов, 238 вольнонаемных работников, 75000 аршин выработано и 50000 аршин продано). Вероятно, что Семен – отец Ивана. А в книге О.Ю. Хомутовой «Калужское гильдейное купечество» на 38 странице сообщается, что в 1850 - начале 1860-х годов «состав высших гильдий Козельска полностью совпадал с именами в списке почетных граждан... В число почетных граждан Козельска входили семья из 7 человек, в т.ч. братья без семей, Брюзгиных, семья Зотовых из 11 человек, Н.Д. Коноплева и ее сын, Александр Александрович Карлин, его жена и брат». И на 1850 год в этой же книге упоминаются в Козельске фабрики купца I гильдии Н.А.Карлина  (120 станов) и козельской купеческой I гильдии жены Е.И. Карлиной (100 станов). Коноплевы - Карлины, возможно, династия и фабрика все время была в руках одной семьи? Но тут требуется дополнительное исследование.

Для сравнения с козельскими предприятиями приведем данные о парусной фабрике, которая в докладе указана под шестым номером. Это фабрика надворного советника Афанасия Николаевича Гончарова, которая располагалась на церковной земле села Спасского (Сгомани), в Медынском уезде. В 1828 году на фабрике было выделано 2987 кусков парусных полотен. Из них 342 куска было продано в Москве, да 1793 куска отправлено к Санкт-Петербургскому порту «для заморского отпуска».

При этой фабрике состояло в то время приписных и покупных 860 душ мужского и 1124 женского пола; из них в мастерстве 389, да престарелых, малолетних и хлебопашцев 471 душа. Престарелые и малолетние содержались за счет самого владельца.

Расцвет этой фабрики пришелся на время деда Афанасия Николаевича – Афанасия Абрамовича Гончарова. Петр I, создавая русский флот, поощрял производства, потребные для его нужд, и Тимофей Филатович Карамышев первым в России сумел наладить изготовление парусного полотна, которое до него ввозилось из Голландии.

В год смерти Петра I, 1725-й, Карамышев уже не мог один управляться с обширным делом и привлек своих приказчиков – племянника Григория Ивановича Щепочкина и калужского посадского человека Афанасия Абрамовича Гончарова. В 1732 году Гончаров и Щепочкин вошли с Карамышевым в долю, а после его смерти в 1735 году добровольно поделили производство. В 1784 году по смерти Афанасия фабрики (полотняная и бумажная) остались в наследство его сыну секунд-майору Николаю Афанасьевичу Гончарову, а после смерти его в 1785 году его сыну надворному советнику Афанасию Николаевичу Гончарову, во владении которого и состояли в 1828 году. И тогда еще эти фабрики, хотя с большим затруднением по дороговизне материалов, существовали в полном объеме. Но если дед умел наживать, то внук умел с большим вкусом тратить нажитое. За 47 лет управления громадным наследством, ему доставшимся, Афанасий Николаевич (дед Натальи Гончаровой) сумел оставить после себя около полутора миллиона долгу.

Постоянно приходится слышать мнение, что парусная фабрика Гончарова была самая успешная в нашей стране. Как видим, на 1828 год козельские фабрики Ивана Брюзгина, и Зотова с братьями, и Дмитрия Брюзгина и даже Ивана Коноплева работали гораздо производительнее гончаровской.

В неофициальной части №44 «Калужских губернских ведомостей» за 1849 год указано, что по губернским отчетам можно сделать вывод, что на протяжении длительного периода лучшая парусина производилась на фабриках козельских купцов - Брюзгиных и Зотовых. На промышленных выставках в Москве и Петербурге они получали золотые медали за высокое качество своей продукции.

Две крупные фабрики Д. Брюзгина, одна на 296 станов, другая на 290, производили в середине 40-х годов XIX века товара в среднем на 150 тысяч рублей в год. Третья, распложенная в Козельском уезде, на 176 станов (380 рабочих), давала продукции на 66 тысяч рублей серебром. Фабрика почетного гражданина М. Зотова с братьями производила на 184 станах полотна на 65 тысяч рублей серебром.

Представители Брюзгиных и Зотовых были отмечены званиями мануфактур-советников, а Карлины дважды получили звание коммерции советников. Примечательно, что и в середине XIX века Брюзгины продолжали торговать с Америкой по тарифам Нью-Йорка и Филадельфии. И это потому, что козельская фабрика купца Брюзгина занимала первое место в мире по качеству изделий. В Нью-Йорке его имя главенствовало над всеми именами: голландскими, английскими и русскими. Англичане даже часто подделывали его клеймо. Эти парусные полотна с пеньковой основой шли даже до Кантона в Китай, цена их была от 18 до 20 рублей серебра за кусок.

В 25 томов «Русского биографического словаря» (1896-1918 гг.) А.А. Половцова вошли имена и биографии виднейших деятелей государства, науки, просвещения. Нашлось там место и для Д.В. Брюзгина: «Брюзгин, Дмитрий Васильевич — мануфактур-советник, козельский почетный гражданин; род. 3 февраля 1775 г., ум. 11 июня 1841 г. в Козельске».

Брюзгин был первым русским фабрикантом парусных полотен, создавшим весьма солидное предприятие в этой области промышленности. Обладая значительными средствами, Брюзгин в широкой степени занимался благотворительностью, как в пользу монастырей, церквей и т.п., так и на различные общественные нужды; особенно ярко сказалась его готовность помочь ближнему во время невзгод 1812 г.

Когда директор мануфактурного департамента предлагал Брюзгину выписать из Англии фабричную машину, способную заменить, по количеству работы, тысячу рук, Брюзгин писал ему: «Приближаясь уже ко гробу, не хочу, чтобы память мою любезные сограждане омрачали, особенно в бедственное время неурожая; давая им хлеб от трудов их на фабрике моей, я стыжусь теперь помыслить о собственной моей корысти».

Получив весьма скромное первоначальное образование, Брюзгин, при своем природном уме, сумел самостоятельно и разносторонне образовать себя. Похоронен он в Козельской Введенской Оптиной пустыни, которая многим обязана ему в отношении своего благоустройства. Помимо обычной благотворительности разного рода, Брюзгин материально помогал изданию духовно-нравственных книг».

Наивысший подъем русской парусно-полотняной промышленности приходится на период с середины XVIII века по 1840-е годы. А далее следует упадок.

В 1857 году в Козельске упоминаются фабрики только Брюзгиных (230 работников, 230 станов) и Зотовых (103 работника, 56 станов).

Судя по книге М. Попроцкого «Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Калужская губерния» в 1859 году во всей Калужской губернии осталось только три полотняных фабрики: у Брюзгиных вырабатывалось ежегодно около 2300 кусков, Зотовых около 1500 и Бенардаки до 800 кусков.

Опять листаем «Калужские губернские ведомости», №35 за 1860 год.

В 1859 году фабрика купца Брюзгина помещалась в 5 каменных и 5 деревянных корпусах, в которых находилось 36 светлиц. Товар складывался в 7 амбарах, а полотна - в двух кладовых. Еще было 6 изб для жилья рабочим и разборки пряжи. Эта фабрика имела 288 ткацких станов, производила 850 кусков полотен по 50 аршин каждый, ценою в 15 рублей 50 копеек, на сумму13175 рублей.

Материалы для производства: суровая пряжа, сырцовая пенька, поташная зола, соляная и серная кислоты, мыло, дрова, говяжье сало и конопляное масло покупались не только в самом Козельске, но и в Смоленской, Могилевской, Черниговской губерниях и в Москве, а сбыт изделий производился в Санкт-Петербургском порту.

Из 65 рабочих был один мастер, один смотритель, 30 ткачей, 7 человек белили пряжу, один сновальщик, 6 цевошников, 6 шпульников, 6 чесачей, 2 трясальщика, один разборщик и 4 караульщика.

В том же 1859 году в Козельске парусно-полотняная фабрика купца Зотова помещалась в 2 каменных и 3 деревянных корпусах и имела: 22 светлицы, одну сновальню, 2 каменных и 3 деревянных амбара для хранения товара и 3 деревянные избы для жилья рабочим.

Фабрика имела 64 стана и производила до 900 кусков 1-го сорта полотна по 15 рублей за каждый кусок на сумму 13500 рублей, до 110 кусков второго сорта по 10 рублей на сумму 1100 рублей и до 500 кусков третьего сорта по 8 рублей на 4000 рублей; всего до 1510 кусков на сумму 18600 рублей.

На этой фабрике работало 118 человек, в том числе: один мастер, 64 ткача, 16 цевошников, один сновальщик, 8 шпульников, 12 чесачей, т.е. 102 человека; да при малярке были: один мастер, 6 маляров, 5 красильщиков, один разборщик, один плотник и 2 караульщика, всего 16 человек.

Но русской полотняной промышленности уже было тяжело конкурировать с Англией, где к этому времени было распространено механическое ткачество и прядение. Большинство фабрик закрылись, не выдержав соперничества с заграничным производством, так как качество полотна калужских и козельских производителей с 40-х годов XIX века стало заметно уступать иностранному машинному, более прочному и менее дорогому.

В книге В.В. Шангина «Краткий очерк торговой промышленной деятельности Калужской губернии», изданной в 1897 году, грустно сказано, что прежде Козельск славился своими парусно-полотняными фабриками, «теперь этих фабрик совсем не существует и жители занимаются главным образом мелочно лавочною торговлею».

Но и нынешнему поколению надо гордиться фамилиями купцов, которые в нашем уездном городке делали лучшее в мире парусное полотно, тем более, что потомки Брюзгиных и сегодня живут в Козельске.

 

 

Л. ФИЛИНОВА.

Газета «Козельск», 25 марта 2017 года.

На сайте «ЭК» статья размещена

с любезного согласия Л.И. Филиновой.

За что ей большое спасибо.

 

В ИНТЕРЕСАХ ЗАЩИТЫ ОТ СПАМА комментарий может оставлять только зарегистрированный пользователь.