Главное меню

Регистрация даст полный доступ к материалам сайта и возможность оставлять комментарии!

Анонс

Коммюнике 5 декабря 2015 г.


Благодарность, здоровая критика и конструктивное обсуждение материалов сайта способствуют его улучшению
и вдохновляет авторов на публикацию новых статей!

Пожертвовать на нужды «ЭНЦИКЛОПЕДИИ КОЗЕЛЬСКА»

Яндекс.Деньги 41001812434462

WebMoney R526676624487
или Z299278482546
или E342716984942

почта "ЭК":
kozelskcyclopedia
@yandex.ru

QR-Код сайта "ЭК"

QR-Code dieser Seite

Голосование

Как Вы – житель города Воинской Славы – обычно проводите свое свободное время? Чему отдаёте предпочтение?

Поиск по сайту

ПРАЗДНИКИ СЕГОДНЯ

Revolver Map

Anti Right Click (Hide this by setting Show Title to No in the Module Manager)

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СТАРИННЫМ КОЗЕЛЬСКИМ ПРОСЁЛКАМ E-mail
(1 голос, среднее 5.00 из 5)
главный раздел - Новости
11.09.2020 11:29

Недавно мы рассказали вам о селе Березичи и о судьбах его владельцев (здесь). Сегодня мы продолжаем начатый разговор, на этот раз, повествованием о двух других старинных пригородных козельских деревнях. Они расположены неподалёку от села Березичи по дороге из города Козельска в посёлок Березический стеклозавод. Если статья о Березичах была опубликована в номере газеты «Вперёд» от 28 сентября 1991 г., то нынешняя – в октябре того же года. За прошедшие почти 30 лет автор узнал об истории этих мест много нового, обо всём этом вы без труда найдёте на нашем сайте, для чего достаточно забить в поиске на сайте имя интересующего вас места.

 

Деревня Ордёнки, вид со стороны

 

С.А. Рябов

 

ПУТЕШЕСТВИЕ

ПО СТАРИННЫМ КОЗЕЛЬСКИМ ПРОСЁЛКАМ

 

Село Ильинское (Ордёнки) и деревня Дешовки


     Есть в книге известного русского журналиста, историка и этнографа Николая Ивановича Надеждина «Опыт исторической географии русского мира», изданной в 1837 г. такие слова: «Земля есть книга, где история человеческая записывается в географической номенклатуре». Взяв на заметку подобное утверждение, обратимся к географии.

     На современных картах, впрочем, как и на хрупких от времени листах первых российских атласов, земли, отнесённые в подчинение городу Козельску, вытянуты с севера на юг много больше, чем с востока на запад. Как и повсюду по разным причинам получали здесь то или иное название сёла и деревни, хутора да пустоши. Древностью своих имён украшают карту этой части Калужских земель селения Берды, Редково, Торбеево, Кстищи, Хозцы. А рядом особые по красоте природных названий старинные веси Зелёные Воды, Вязовая, Дубновичи, Березичи, Озёрна, Речица, Дебри, Старица.

      Между тем, есть на картах, всего-то в трёх верстах, если мерить по старинке, к юго-западу от Козельска деревня со странным, на первый взгляд, а вернее, на слух, именем. Это деревня Дешовки. В Атласе Калужского наместничества , что был издан в 1782 г., даже Дешовка. Согласитесь, имя это несёт в себе бранный, даже какой-то обзывный смысл. Как будто перед нами некое обидное прозвище, иначе и не скажешь. Давайте же совершим вместе с вами небольшое путешествие в это селение, только пройденный путь будем отмечать не в привычных мерах, а малоизвестными фактами из прошлого, без которых история этой частицы земли русской чрезвычайно обедняется. Итак, в путь по козельскому просёлку. Первая остановка в деревне Ордёнки. Как скажут местные жители, «в Ордёнках»[1].

 

 

Карта окрестностей Козельска,

показывающая взаимное расположение деревень, о которых идёт речь в статье

 

Сегодня в Козельске под Ордёнками большинство понимают местность на западной окраине города с малоудобной холмистой да овражистой землёй вдоль небольшого ручья, загубленного в своё время нечистотами, шедшими с местной бойни. Между тем, это старинное село, имя которому Ордёнки.

В старину оно носило другое имя и показывалось на картах как село Ильинское, по имени небольшой деревянной церквушки, поставленной во имя Ильи Пророка. Где она была точно, никто и не припомнит. Ордёнки же, это второе название села, шло, как и имя реки, на которой оно стояло, из глубины времён. Но об этом впереди.

Когда-то в древности струила свои воды под горой полноводная река Ордёнка. На ней были устроены две мельницы, которые подпирали плотинами речку и она, бывшая украшением пригорода, величаво несла свои воды в Жиздру. По берегам были разбросаны домики сельца «Ильинское, Ордёнки тож». Так принято было писать в старых справочниках.

Село это в конце XVII в. принадлежало царскому стольнику Якову Юшкову. Отец его Михаил Назарьевич «за осадное московское сидение» получил в поместье калужскую деревню Эсково, а уж сыну досталось сельцо Ильинское. Фамилия Юшковых впервые вошла в историю нашего края, когда в мае 1613 г. один из представителей этого рода, вместе с выборными от Козельска Иваном Щербачёвым и Иваном Чичериным поставили свои подписи под грамотой об избрании на престол Царём и Самодержцем Михаила Фёдоровича Романова. Другой раз находим имя представителя этого рода – козельского заседателя помещика Б. Ф. Юшкова – среди тех, на чьи плечи легла основная тяжесть организации и осуществления сбора пожертвований для нужд армии с началом войны 1812 года.

Никогда не отличалось величиной это сельцо. В самые лучшие времена проживало в двух десятках дворов от силы сотня душ. Торговали нехитрыми товарами в Козельске, ловили рыбу в реках, да занимались огородничеством. Вот такое небогатое сельцо было на речке на Ордёнке. Но продолжим наш путь.

Совсем незаметно для глаза, особенно если идти тропинкой, что петляет вдоль реки Жиздры, мы перейдём из Ордёнок в Дешовки[2].

В отличие от сёл Березичи, Губино, да и Ордёнок тоже, селение это испокон веку было деревней. Нет известий, что когда-нибудь здесь была бы церковь. Не многим знаменито это селение, однако, кое-что да знают о нём люди.

Существует легенда, по которой эта деревня получила своё неблагозвучное имя. По преданию, в суровые дни осады монголо-татарами и героической обороны Козельска в 1238 г. было оно, якобы, дёшево, буквально без боя, злым умыслом сдано неприятелю. Не знаю как вам, а мне всегда было трудно поверить в это. Ну, разве могло так статься, чтобы один и тот же народ, глубоко преданный одному своему малолетнему князю, народ, бывший в родстве тогда ещё почти родовом с козличами, мог допустить предательство, открыть врагу без серьёзного боя путь с запада к стенам города-крепости? Тем не менее, так считается. По одному из преданий девушка, оказавшаяся среди защитников крепости, якобы открыла ордынцам ворота крепости. Недобрая слава от того девичьего предательства закрепилась за Дешовками и несмываемым пятном лежит на его истории. Теперь даже в школе на уроках истории школьникам преподносится этот факт для того, чтобы оттенить особый героизм самих защитников города Козельска.

Ох уж эта наша привычка леегендизировать прошлое, играть на контрастах хорошо-плохо, героизм-предательство. Вот вам ещё один пример. Кто сегодня не знает монастырь в лесу под Козельском почти у самой Жиздры? Конечно же это Оптина Пустынь. Многие скажут, что имя своё он получил от лесного разбойника Опты, потом покаявшегося здесь и ставшего впоследствии смиренным отшельником, наречённым при пострижении в иночество Макарием. Согласитесь, опять резкая противоположность, на этот раз, с одной стороны, ограбления, убийства. С другой, жизнь в скиту, отказ от общения с людьми. И это всё в жизни одного человека. Тем не менее, есть и совершенно другая версия рождения имени этой одной из древнейших обителей нашего Отечества.

В 1908 г., надо заметить, что это был период высочайшего духовного расцвета России, во время внимательного и бережного отношения к истории православия в московском издательстве А.Д.Ступина вышла книга «Православные монастыри Российской империи». Её составителем был Л.И.Денисов. Так вот автор книги, не просто глубоко верующий человек, а даже священник, со всей ответственностью объясняет, что Оптина Пустынь получила своё название от того, что когда-то в здешней монашеской общине всё имущество и вообще всё хозяйство было сообщным. Была одинаковая для всех пища и одежда, а также распределение монастырских работ между всей братией.

Сегодня хочется спросить: допустимо ли выставлять на первое место «разбойничью» легенду с одной стороны, и не упоминать другую причину, быть может, главную, пусть и лишённую изысканного романтизма?

Но вернёмся после этого необходимого отступления к цели нашего путешествия. Итак, Дешовки и, прежде всего, судьба, вернее история образования имени деревни. И в этом случае есть иная версия, отличающаяся от приведённой выше «гумилёвской».

Поход многочисленного войска монголо-татар во главе с внуком Чингисхана, сыном Джуги Батыем, начавшийся в 1236 г., привёл к тому, что город Козельск, оказавшийся на пути неприятеля, выдержав семинедельную осаду, был стёрт с лица земли. Нещадно были истреблены жители окрестных сёл. В огне погибли их жилища и нехитрый скарб. Задержавшиеся у стен «злого города» монголы, чьё войско сильно поредело за время стояния, как известно, вынуждены были повернуть обратно за Волгу. Батый же после разорения Козельска, вынужден был бросить юго-западнее города всех «дешёвых», то есть не представлявших цены больных и слабых пленников. Их батыево войско гнало с собой из разных мест на протяжении всего похода.

Так на берегу Жиздры вблизи городского пепелища и поселились не по своей воле пришлые люди. Много позже от клички, которую присвоили чужакам те, кто жил в округе, и стала деревня пришлых носить имя Дешовки. Пришедшие из Орды поселились и на холмистой земле, что была ближе к Козельску, получив по месту, откуда они вышли, прозвище ордёнки. Уж от них пошло имя местной речки, а затем и сельца Ордёнки. Так вот почти по одной причине пошли имена двух русских селений Дешовки да Ордёнки. И не обзывный характер, а скорее жалость наполняет имена-братья. Так далекие отзвуки прошлого сохранились и живут в этих местах и теперь. Кстати, не по этой ли причине деревня Дешовки всегда отличалась наличием в ней представителей различных религий. Как говорили, здесь процветали «плевелы раскола»? Так, например, в 1893 г. в этом селе значился 21 раскольничий двор, в которых проживали не только крестьяне-старообрядцы, но и сторонники совсем уж нетрадиционных сект. В литературе можно найти упоминания об особенностях веры именно дешовских сектантов. И взгляды, обычаи и ритуалы были чужды местным обычаям. Уж не из тринадцатого ли века от выходцев из разных мест пленения пошла подобная пестрота в вере?

О многом говорят и фамилии жителей деревни Дешовки. Например, Бакаевы. Известно, что с юга через Елец и Тулу к русской засечной черте – системе оборонительных сооружений в лесах, в том числе, под Козельском, построенных для защиты окраин Русского государства, шёл когда-то основной путь, по которому татары совершали свои нападения. Как говорили, «лазили» на Русь. Назывался он Бакаев шлях по имени татарского мурзы Бакая. Быть может, Бакаевыми и стали называть тех, чьи предки были пригнаны или захвачены, а то и сами пришли в наши места с мурзой Бакаем. И хотя фамилия эта на Руси известна с XVI в., а не со времён Батыя, тем не менее, и она проливает свет на историю Дешовок. Вот так и живёт прошлое в именах селений, в фамилиях их жителей.

Немало интересного в истории можно почерпнуть из судеб тех, кто в разные годы владел деревней Дешовки. Сельцо это никогда не отличалось особым богатством, хотя и было оно почти у самого города. Это обстоятельство само по себе повышало его цену. Мне иногда кажется, что главной причиной бедности этой деревни являлась, если не несчастливая судьба её владельцев, то, по крайней мере, недостаток внимания со стороны хозяев к своему имению.


Яков Куденетович Черкасский, царский воевода

 

Одним из первых, кто владел здесь землями и крестьянами был Яков Куденетович Черкасский (ум. В 1866 г.). Ему Дешовки принадлежали примерно до 1667 года. Во время Польской войны (1654—1667 гг.) этот воевода был одним из лучших полководцев царя Алексея Михайловича. Однако, именно ему в вину ставится причина крупной неудачи наших войск на Черниговщине. Военные историки называют в числе главных источников неудачных действий наших войск крайнюю нерешительность, проявленную Я.К. Черкасским в сражении с поляками под Глуховым. История же Дешовок того времени почти не прочитывается. Известно только, что зажиточные крестьяне этой деревни Фома Фёдорович с братьями вложили 30 апреля 1665 г. в Успенскую церковь города Козельска напрестольное Евангелие печати 1663 года.

Следующими владельцами деревни были Мусины-Пушкины. Боярский этот род – один из древнейших на Руси и известен ещё с XII века. Переход вотчины от владельца к владельцу лучше показать только схематично. Настолько сложны и запутаны причины и обстоятельства вхождения их во владение деревней.

 

Платон Иванович Мусин-Пушкин

 

Граф Платон Иванович Myсин-Пушкин (1698—1743).

О том, каким образом этот богатый землевладелец получил ещё и это сельцо, доподлинно не известно. Можно только предположить, что оно досталось ему как приданое его жены М.П.Черкасской, происходившей из рода прежних владельцев деревни. Имя самого П. И. Мусина-Пушкина вошло в историю государства Российского особо. По преданию этот первый русский граф являлся побочным сыном царя Алексея Михайловича и приходился Петру I братом. Был даже на него похож как две капли воды. Платон, кроме Дешовок имел многие другие вотчины с тысячами душ. Так, например, ему принадлежали богатые подмосковные усадьбы Образцово и Старо-Никольское. Об их судьбе много больше заботился граф, обделяя вниманием бедную и далёкую от Москвы деревеньку. Может только по этому и не было тогда построено в Дешовках даже простенькой церквушки? Потому что у Мусина-Пушкина попросту не доходили до этого руки, а бедным крестьянам самим на свои средства тогда поставить церковь было просто не под силу. Зато в ближайших к Москве графских имениях по заказу Платона построена была церковь Рождества Богородицы в Образцово. Не раз подновлялась церковь в Старо-Никольском. Но все вотчины в одночасье были отобраны у графа после 27 июля 1740 г., когда граф был обвинён в участии в деле Артемия Волынского, возглавившего созданный из дворян кружок по переустройству государства. Платон Мусин-Пушкин после лишения всех чинов и «вырезывания языка» был сослан в Соловецкий монастырь. Только царица Елизавета Петровна позволила возвратиться графу из заточения, а также частично вернула жене и детям графа изъятое некогда у него по суду. Возвращена была и деревня Дешовки, которая отошла сыну – Валентину Платоновичу. Случилось это уже в 70-е гг. XVIII столетия.

 

Валентин Платонович Мусин-Пушкин

 

Генерал-фельдмаршал Валентин Платонович Мусин-Пушкин (1735 – 1804).

При императоре Павле он дослужился до генерал-фельдмаршала и шефа кавалергардского полка. Дважды командуя русской армией, он незначительными по численности силами умел завоёвывать крепости и удерживать земли. Но и он не отличался особой решительностью. По окончании службы Валентин Платонович был связан с Дешовками, с этим его родовым гнездом, своим единственным из оставшихся у него селений. В то время деревня Дешовки, вытянувшись вдоль левого берега Жиздры, насчитывала 92 двора, в которых числилось 638 душ.

Сам Валентин Платонович, бывая в имении, жил в небольшом деревянном доме. На противоположной стороне реки Жиздра на речке Сосенке справно работала хозяйская мучная мельница. «Хлеб средственный, покосы хороши, лес дровяной, крестьяне на оброке» – таково всё скромное экономическое описание сельца в справочниках тех времён. По свидетельству современников к тому времени, когда уже после увольнения с ратной службы поселился Валентин Платонович в Дешовках насовсем, было ему около 60 лет. К тому времени, как утверждали знавшие его люди, был он уже пополневшим и ссутулившимся стариком с красноватым лицом. В отличие от молодых лет, когда отличали этого вельможу необыкновенная доброта сердца, честнейшие правила и высокий рост. В своём имении прожил Мусин-Пушкин не долго. В 1801 г. в возрасте 66 лет этот почтенный и заслуженный владелец деревни скончался и был похоронен в Москве в Симоновом монастыре. Имение перешло к жене Прасковье Васильевне и сыну Василию, однако позже, ввиду бедности хозяев, оно было отдано сначала в государственную казну, а в начале 30-х гг. XIX в. крестьяне Дешовок были переданы в ведение Министерства государственных имуществ.

Так в первой половине XIX века, за 30 лет до отмены крепостного права у этой деревни не стало хозяина. Став государственным многого недополучило оно без заботливого и рачительного хозяина. Давайте сравним Дешовки с соседним селом Березичи, которое начиная с 1645 г. при владельцах Чичериных стало расцветать. Позже, уже при заботливом хозяине Александре Петровиче Оболенском в Березичах налаживаются производства, связанные с использованием сельхозпродукции. Строятся сахарный, винный заводы, писчебумажная фабрика, наконец, стекольный завод. Они давали людям твёрдый заработок и удерживали их на родной земле. Мало что из этого было в Дешовках.

Шли десятилетия, за которые многое происходило в истории Дешовок. Росла численность его населения, с чуть более 600 чел. в конце XVIII в., до около 2,5 тыс. человек в 1914 году.

Во второй половине XIX столетия Дешовки становятся центром одноимённой волости, в которую вошли деревни Казачья Слобода, Красный Клин и Слаговищи. Всего в волости проживало тогда 2144 человека. Волость входила в стан – особый административно-полицейский округ, который возглавлял становой пристав. Всего в Козельском уезде было два стана, Дешовский – это второй стан. Центром первого козельского стана было село Сорокино, принадлежавшее в то время графской семье Долгово-Сабуровых.

Уместно напомнить ещё один факт из прошлого Дешовок. В конце XVIII в., например, оно входило в 13 округ Калужской Епархии. При этом, если жители села Березичи посещали свою собственную Никольскую церковь, то жители Дешовок ходили преимущественно в Козельск. Сначала они были прихожанами козельской деревянной церкви, поставленной во имя Великомученицы Прасковьи, а затем церкви Вознесения. Дешовские составляли едва ли не весь приход этой церкви, в то время как все жители Козельска были расписаны по другим церквям города.

Многим отличались жители деревни Дешовки от своих соседей. В первую очередь, они никогда не были домоседами. Хоть традиционно здесь и процветало огородничество, тем не менее, как только кто не были заняты каким-либо промыслом дома, так сразу же расходились, разъезжались по другим уездам и даже губерниям. Чем только не занимались они на стороне. Составив из жителей деревни бригады и артели, они уходили прочь, чтобы вдали от дома сплавлять лес, торговать, строить дома и «ложить» печи. Содержали трактиры и харчевни. По возвращении приносили в семьи немалые деньги и привозили многие товары. От этого «отходники» жили безбедно, не забывая не только о своём «брате животе», но и щеголяли по деревне и в Козельске в справных одёжках столичного кроя и пошива.

Кроме прочего, жители Дешовок не забывали исполнять дела, которые были определены им уездным правлением как общественные работы. Так, например, многие годы, если не десятилетия, они были приписаны к работам по поддержанию в проезжем состоянии большого участка дороги Козельск – Белёв. Особой заботой дешовских дорожников был мост на этом тракте через реку Сосенку.

Заметно было в деревне и стремление к грамотности, без которой отхожими промыслами заниматься было очень сложно. В 90-е годы XX в., например, в местной школе, одной из 35 школ уезда, под наставничеством священника Спасского, получавшего за это 110 рублей в год, обучалось до сотни крестьянских детей. Попечителем школы многие годы являлся владелец Березич князьАлексей Дмитриевич Оболенский.

     Вот и подошло к концу наше небольшое путешествие по ещё слабо изученным тропинкам истории к двум Козельским деревням. Ждут нашего посещения другие сёла и хутора. Заслуживают внимания те из них, которые исчезли с географических карт или которые были по разным причинам переименованы.

      Для того, чтобы понять сколь много надо отшагать, чтобы создать даже неполную историческую картину края вспомним, что, например, во второй половине XIX в. в Козельском уезде было 59 сёл, 85 селец и 137 деревень. Познакомиться с ними есть только один способ – идти по просёлкам. Говорят, что душа человека имеет три главных способности. Это помнить, мыслить, любить. И, согласитесь, что реализовать их можно только в постоянном движении по пути от незнания к знанию.

С.Рябов

г. Москва, октябрь 1991г., подготовка к публикации 10-11 сентября 2020 года.



[1] Ордёнки – деревня в Козельском районе Калужской области. Входит в состав Сельского поселения «Деревня Дешовки». Расположено примерно в 3 км к югу от города Козельск. На 2010 г. население составляло 69 человек.

[2] Дешовки — деревня в Козельском районе Калужской области, административный центр сельского поселения «Деревня Дешовки».Расположена на левобережье реки Жиздра, примерно в 4 км к югу от города Козельск. В 2010 г. в деревне проживало 1042 человека.